Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Опубликовано: 15 августа 2013 в 09:02
0    42620

: Новая модель управления НОСТРОЙ неизбежно породит новые противоречия

Константин Горожанко

Опубликованное в среду предложение рабочей группы «реформаторов» НОСТРОЙ о новой структуре управления Национального объединения строителей вряд ли принесет мир и согласие в саморегулируемое сообщество.

Презентация новой структуры управления Национального объединения строителей, размещенная в среду на сайте ЗаНоСтрой.РФ, создана в рабочей группе Опекунова – Петрова. Напомним, команду «реформаторов» избрали в апреле на Съезде НОСТРОЙ для разработки регламентирующих документов Объединения.

Не слишком вдаваясь в то, насколько оправдал или нет новый документ ожидания различных групп СРО-сообщества, я вижу предлагаемую модель реформирования как предельно консервативную, в которой компромисс уверенно берет верх над здравым смыслом, а существовавшие в НОСТРОЙ проблемы только усугубляются.

Прежде всего, Градостроительный кодекс определяет Советы Национальных объединений СРО в качестве коллегиальных исполнительных органов. В прежней модели управления Совет НОСТРОЙ этому требованию не соответствовал – реальным исполнительным органом выступал (и продолжает это делать) Аппарат Объединения, а раздутый до 30 участников Совет хотя и выполнял в какой-то мере функции исполнительного органа, но в большей степени выступал коллегиальным органом управления.

Такая двойственность положения и отсутствие персональной ответственности членов Совета за выполнение (или провалы) по конкретным направлениям работы вызывали жесткую критику со стороны членов НОСТРОЙ. На стадии обсуждения путей реформы звучали в рабочей группе и представлялись в виде конкретных предложений различные варианты структуры, функций и методов формирования Совета. Большинство сводилось к тому, что этот орган должен стать наконец-таки исполнительным, профессиональным и ощутимо ужаться в численности.

В итоговом варианте от этого не осталось ничего. В состав Совета по-прежнему будет входить 30 человек, причем это будут и штатные сотрудники НОСТРОЙ, и набирающие в сумме половину членов «активисты-общественники» из СРО, и чиновники государственных министерств и ведомств. Такой орган по-прежнему не будет работать на постоянной основе, и есть лишь призрачные шансы, что периодичность заседаний Совета станет более плотной.

Во главе Совета появляется новая фигура – председатель, причем новая структура изначально закладывает вероятность его конфликта и борьбы за полномочия с президентом.

Но главное – функции исполнительного органа у Совета лишь декларируются в самом определении, тогда как по сути своих полномочий он всё более уходит в сторону коллегиального органа управления. Совет, как указано в презентации рабочей группы, будет отвечать за стратегическое управление деятельностью организации и законотворчество. Где стратегия, а где конкретные исполнительные полномочия, хочется спросить разработчиков?

Между тем, еще один внутренний конфликт заложен в предполагаемом появлении другого центра исполнительной власти – им, по предложению «реформаторов», должен стать президент НОСТРОЙ как высшее должностное лицо. Пост президента становится штатной должностью, и избранный на нее Съездом кандидат подписывает трудовой договор с Национальным объединением. Примечательно, что от имени НОСТРОЙ контракт с президентом заключает председатель Совета – это означает, что он (возглавляя коллегиальный исполнительный орган) является более высокой властью в Объединении, чем высшее должностное лицо?

Президент же возглавляет Дирекцию НОСТРОЙ – если называть вещи своими именами, то под этой вывеской «реформаторы» просто упрятали Аппарат Объединения, а глав департаментов переименовали в «директоров по направлениям». Компанию им в управлении Дирекцией составят также вице-президенты, назначенные Советом по представлению президента из числа своих членов.

Чтобы разобраться в таком хитросплетении одной пол-литры точно не хватит. Пройдемся еще раз. Съезд избирает президента и, по всей видимости, утверждает состав Совета (в презентации об этом не говорится, но, будем надеяться, Совет все-таки формируется не по велению строительного бога). В Совет входят утвержденные Съездом десять координаторов от округов (их выдвигают СРО на Окружных конференциях, и координаторы становятся штатными работниками НОСТРОЙ), а также 15 представителей СРО, четыре представителя госвласти и уже упомянутый президент. Контракт с президентом подписывает председатель Совета, которым, в свою очередь, становится один из членов Совета, не избранный президентом.

Еще какое-то количество членов Совета превращается в вице-президентов и входит в состав Дирекции. Там вице-президенты от Совета работают под началом президента и в сотрудничестве с директорами по направлениям. А Аппаратом Национального объединения строителей теперь называются вообще все сотрудники НОСТРОЙ, получающие зарплату в его кассе.

Возможно, вам такая схема и кажется простой и понятной. Не исключаю даже, что она вполне способна приобрести более-менее веселый вид, когда вместо абстрактных названий должностей появятся конкретные имена. Вероятнее всего, именно под это новая модель и заточена, и именно торг за конкретные посты и должности стал основным мотивом поиска компромисса.

Вот только назвать подобную структуру жизнеспособной и универсальной язык не повернется. В стремлении достичь того самого компромисса «реформаторы» отвергли все существующие и давно апробированные модели управления крупными структурами – что свойственные общественным организациям, что традиционные для корпоративных практик. В итоге рабочая группа пришла к изобретению велосипеда – с колесами хоть и многогранными, но далеко не круглыми.

Попытка сохранить Совет в предусмотренном ГрадКодексом статусе коллегиального исполнительного органа лишь отдалила его от декларируемых функций. Совет в гораздо большей степени превратился в коллегиальный орган управления и стал бы таковым окончательно, если убрать из него собственно исполнителей – отделить президента и не выдвигать из членов Совета вице-президентов.

Причем такая модель – с разделением «власти» на коллегиальных управленцев в Совете (во главе с его председателем) и исполнителей в Дирекции (под началом президента) – могла бы стать достаточно простой, четкой и реально работающей. Правда, для этого потребуется изменить Градостроительный кодекс, убрав из него положение о Совете как коллегиальном исполнительном органе. Впрочем, на фоне нынешних попыток «поиска компромисса» не то что перемены в ГрадКодексе – даже необходимость правок в Конституции РФ кажется не такой уж сложной задачей.

Константин Горожанко

Предупреждение!

Этот материал является копией устаревшего. У него также могут быть комментарии в Архиве, чтобы их посмотреть перейдите по этой ссылке


Войдите, чтобы оставить комментарий.
Что Вы думаете о судьбе законопроекта по частичной оплате ЧВ Нацобъединениям за счёт доходов от размещения КФ?
Последние комментарии