Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Опубликовано: 10 января 2014 в 07:33
0    42169

: Проект Устава НОСТРОЙ пошел на второй круг: виден ли финиш?

Константин Горожанко

За чередой праздников, стартовавших со Дня саморегулирования и плавно перетекших в новогодний разгул, ушел на дальний план вопрос подготовки нового Устава НОСТРОЙ. Меж тем у строительных СРО остались считанные дни для того, чтобы передать свои правки в Окружные конференции. А уже к началу февраля координаторы в округах должны сформировать итоговые предложения для «барнаульской» рабочей группы.

В уходящем году мало кто в профессиональном сообществе обратил внимание на красноречивый факт: по сути, на декабрьском заседании Президиума Совета НОСТРОЙ был поставлен жирный крест на кипучей деятельности рабочей группы, писавшей новый Устав Национального объединения строителей. Сам проект Устава, рожденный в муках и спорах и представленный ранее Окружным конференциям, был принят, мягко говоря, без особого восторга, а решения СРО в округах разнились от сдержанной поддержки на Северо-Западе до разгромной критики на Урале.

Предложенная на Президиуме сопредседателем рабочей группы Виктором Опекуновым схема – Окружные конференции собирают предложения СРО, а затем передают их в рабочую группу, которая уже составляет таблицу поправок – означает, если называть вещи своими именами, заход «реформаторов» на второй круг. Разница лишь в том, что сначала в рабочую группу принимали предложения отдельных СРО (причем, отозвалось их ничтожно мало – всего 21 организация, то есть менее 10% от всех членов НОСТРОЙ), а теперь поправки будут направлены округами.

Маэстро, урежьте марш!

Дальнейшую работу над Уставом предугадать не слишком трудно, и ожидать более массового участия СРО в создании основного регламентирующего документа НОСТРОЙ не приходится. Притомившиеся на праздниках и взбудораженные банковским кризисом и проблемой сохранения компенсационных фондов эксперты СРО, вероятнее всего, попросту проигнорируют возможность повлиять на формирование новой модели управления своего Национального объединения. А лидеры рабочей группы и наиболее озабоченные своим будущим функционеры Аппарата в условиях цейтнота из-за подготовки к весеннему Съезду НОСТРОЙ пропихнут ту версию Устава, которая будет им наиболее выгодна. В итоге же делегатам Съезда придется голосовать за кота в мешке – на полноценное обсуждение проекта, который будет представлен в последний момент, времени попросту не останется.

Год, потраченный на попытку реформировать НОСТРОЙ, будет упущен. Руководители строительных СРО, убедившись в профанации благородной идеи развития, прозвучавшей с трибуны в Барнауле, проголосуют уже за что угодно, лишь бы от них отвязались с этим надоевшим Уставом. Таков мой прогноз, и при всей его пессимистичности он представляется мне наиболее реальным финалом попытки перестроить работу Национального объединения.

Можно ли избежать такого развития событий? Мне думается, что это по силам СРО-сообществу при соблюдении определенных условий и четком понимании, в чем собственно недостатки как действующего, так и проекта нового Устава НОСТРОЙ.

Мнения разделились

В ходе дискуссий на Окружных конференциях и в выступлениях экспертов ЗаНоСтрой.РФ в отношении проекта Устава обозначились несколько позиций. Член рабочей группы «реформаторов» Наталья Дубинина считает, что над проектом проведена достаточная работа, и после широкого обсуждения его следует в том или ином виде принимать. Ее коллега по рабочей группе Алексей Старицын придерживается противоположного мнения: из проекта выброшено большинство предложений, поступивших от СРО, а в итоге документ не решает своей главной задачи – приведение Устава в соответствие с положениями Градостроительного кодекса.

Мнение члена Совета НОСТРОЙ Михаила Воловика, высказавшегося в середине декабря в нашем экспертном клубе, прозвучало и вовсе неожиданно. Смысл его сводится к тому, что плохой ли, хороший ли Устав, действующий или новый – на реальную работу НОСТРОЙ это не влияет никак, так что, в принципе, можно и вовсе не дергаться: кто хочет, тот делает, кто не хочет – тот ищет прикрытия в «бюрократической возне» вокруг Устава.

Не боясь упреков в заимствовании из притчи о царе Соломоне, скажу так: все они правы. То есть буквально – все трое. Но сначала давайте разберемся с тем, как же построено управление НОСТРОЙ в соответствии с действующим Уставом Объединения.

На откуп Аппарату

Не открою Америки: этой теме посвятил множество публикаций и обращений к коллегам по СРО-сообществу Валерий Мозолевский, в его анализе все чрезвычайно подробно разложено по полочкам, поэтому попытаюсь лишь кратко резюмировать. Итак, есть Съезд строительных СРО – высший «законодательный» орган, с которым все более-менее понятно. А вот следующие уровни ностроевской власти оставляют множество вопросов и неясностей. Закрепленный в Уставе как коллегиальный исполнительный орган Совет НОСТРОЙ в реальности таковым не является и в принципе быть не может. Президент Объединения и его заместители – активисты-общественники, которые занимаются делами НОСТРОЙ, что называется, в свободное от основной работы время. В итоге получается, что единственным фактически исполнительным (а по сути – всевластным) органом в Национальном объединении строителей является Аппарат НОСТРОЙ и его руководитель – нынче Илья Пономарев, а прежде – доктор саморегулирования Михаил Викторов.

Работники Аппарата, никем не избираемые и никому, по большому счету, не подотчетные, практически полностью формируют повестку дня в сфере строительного саморегулирования. Руководитель Аппарата держит в руках рычаги управления НОСТРОЙ, тогда как президент Нацобъединения по своей роли больше напоминает такого строительного Папу Римского или, если угодно, аятоллу. Причем с той же бесконтрольностью и, как следствие, априорной непогрешимостью. И если расцветает в Объединении конфликт интересов или, например, летит в тартарары план работы на год – вины президента в этом не бывает никогда.

В общем, давайте признаем: действующим Уставом изначально заложена полная неуправляемость Национального объединения строителей со стороны его членов, а все нити реального руководства отданы в руки людей случайных, призываемых рулить лично президентом НОСТРОЙ Ефимом Басиным.

«Косметика» или «капиталка»?

Устраивает вас такая схема? Похоже, что очень многих устраивает. И в этом случае, получается, Михаил Воловик совершенно прав – нельзя говорить, что бардак внутри НОСТРОЙ прямо влияет на безопасность строительства или на работу СРО «на земле». Но есть и другой вопрос: в действующем Уставе достаточно противоречий с Градостроительным кодексом, и тут прав Алексей Старицын – внутренний регламент НОСТРОЙ должен отвечать требованиям законодательства.

Наверное, можно, не подымая сыр-бор, подредактировать и причесать формулировки, сгладить разночтения и, не вдаваясь в глубокие изменения, худо-бедно привести действующий Устав в относительно пристойный вид. Думается, это не такая уж сложная работа для квалифицированных юристов.

Но разве этого требовали СРО на Съезде в Барнауле? И вот тут я бы согласился с Натальей Дубининой. Проект рабочей группы можно считать великолепным, а можно чудовищным, но в нем есть «хребет», который должен стать основой нового Устава – это изменение модели управления НОСТРОЙ. Так, для меня с самого начала не оставалось иллюзий: термин «исполнительный» в применении к Совету в проекте Устава использован исключительно для формального соответствия существующему (и также проходящему стадию правок) Градостроительному кодексу РФ.

То есть Совет в новом Уставе – это в чистом виде коллегиальный орган, в точности соответствующий коллегиальному органу обычной саморегулируемой организации. А вся исполнительная власть сосредоточена в руках президента, которого избирают на Съезде строительных СРО, после чего заключают с ним трудовой договор без возможности совместительства. Совет как коллегиальный орган и президент как единоличный исполнительный орган – вот две основополагающих вещи, которые, на мой взгляд, должны быть непременно в новом Уставе. Такая модель подтвердила свою жизнеспособность в большинстве СРО, зачем же заново изобретать велосипед, да еще пытаясь приладить к нему треугольные колеса?

Разумеется, проект рабочей группы требует правки, связанной с разделением властей. Появление отдельного поста председателя Совета выглядит абсолютно логичным, а вот президент должен быть исключен из состава Совета – простая логика подсказывает, что не может единоличный исполнительный орган входить в коллегиальный. Такие изменения даже при самой минимальной активности СРО и Окружных конференций вполне по силам согласовать и внести в финальную версию проекта до февраля.

Да, в таком виде Устав не будет соответствовать действующему ГрадКодексу. Но ведь параллельно проходит второе чтение в Госдуме (и, надеюсь, все-таки преодолеет эту стадию еще в ходе нынешней сессии парламента) многострадальный и нещадно критикуемый законопроект №50482-6, из которого после первого чтения депутаты благополучно выкинули идею «вечного президентства» в Нацобъединениях, но зато включили поправки, устанавливающие именно коллегиальный Совет и «исполнительного» президента.

В остальных своих положениях проект Устава в значительной степени решает поставленные перед рабочей группой задачи (в частности – принятие норм, предотвращающих возникновение конфликта интересов в Национальном объединении). Конечно, многие формулировки требуют уточнений, но время для этого еще есть.

Миссия невыполнима?

Однако остается еще один вопрос, который поставил член рабочей группы – представляющей в ней уральские СРО Валерий Фомагин. Речь о закреплении в Уставе Миссии Национального объединения строителей. И вот тут считаю нужным сделать небольшую ремарку. Безусловно, определение стратегических целей системы саморегулирования, формирование четкого видения стоящих проблем и выработка путей их решения, разметка этапов на этом пути – это все жизненно необходимые вещи, и в этом следует всецело поддержать того же Владимира Юсупджанова, который с самого зарождения системы СРО призывает коллег задуматься о сущностных понятиях. Что, кстати, так и не сделано за четыре года саморегулирования в строительстве.

Но вот только предложение Валерия Фомагина относится не к стратегии НОСТРОЙ, а к Уставу – пусть и самому главному, но всего лишь регламентирующему документу Объединения, то есть отвечающему на вопрос не «что делать», а «как работать». Иначе говоря, Устав – это структурно-технологический документ, Миссия же – скорее идеологический. Смешивать их в единое целое – это, как мне представляется, то же самое, что в СНиП на железобетонные конструкции непременно включать анализ перспектив развития российских регионов.

Конечно, можно замахнуться и на Миссию и настаивать на превращении Устава в своего рода Библию Саморегулирования, в которой будут даны ответы вообще на все вопросы мироздания. Так, глядишь, лет через пять-семь и после еще десятка витков разработок и обсуждений народится документ, который будет устраивать всех без исключения. Вот только доживет ли до той светлой поры нынешний НОСТРОЙ?

Константин Горожанко

Предупреждение!

Этот материал является копией устаревшего. У него также могут быть комментарии в Архиве, чтобы их посмотреть перейдите по этой ссылке


Войдите, чтобы оставить комментарий.
Что Вы думаете о судьбе законопроекта по частичной оплате ЧВ Нацобъединениям за счёт доходов от размещения КФ?
Последние комментарии