Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Опубликовано: 20 сентября 2013 в 11:43
0    40629

: Новый Устав НОСТРОЙ и Градостроительный кодекс: есть ли противоречия?

Константин Горожанко

Новый Устав НОСТРОЙ не сделает «революцию» в саморегулировании, однако он позволит решить многие из проблем, остро стоявших перед Национальным объединением и вызывавших справедливые претензии в СРО-сообществе.

Признаюсь откровенно: из всех предложений, поступивших после барнаульского Съезда НОСТРОЙ в рабочую группу Опекунова – Петрова, мои симпатии были на стороне именно «революционеров». Предлагаемая ими модель управления с Наблюдательным (или Общественным) советом и с малочисленным коллегиальным исполнительным органом казалась мне оптимальной и соответствующей духу начатой в Национальном объединении перестройки.

К слову, историческая советская perestroyka породила (пусть и на совсем короткий период), по сути, аналогичную систему управления, только в масштабах большой страны: Съезд народных депутатов и избранный из его состава Верховный совет – как законодательная ветвь власти (в НОСТРОЙ – Съезд СРО и Наблюдательный совет); правительство и президент – как исполнительная (Совет и президент в НОСТРОЙ).

Однако и родившийся в спорах рабочей группы компромиссный проект Устава отторжения у меня не вызывает. Критики нового Устава (в частности, уважаемый Алексей Старицын) уже обозначили свои позиции и заостряют внимание коллег на двух аспектах. Во-первых, в проекте не нашлось места предложениям ряда СРО. А во-вторых, якобы не решена главная задача – жесткая подгонка Устава под букву Градостроительного кодекса.

Что касается первого вопроса, то тут представителям СРО, на мой взгляд, надо несколько умерить амбиции и понять, что абсолютно все предложения Устав вместить в принципе не мог. Хотя бы потому, что целый ряд этих инициатив входит в прямое противоречие друг с другом, и даже попытка упаковать их все в одном документе означала бы, что группу «реформаторов» охватила коллективная шизофрения. По счастью, этого не произошло, и усилиями, прежде всего, Николая Андреева, Виктора Опекунова и Натальи Дубининой при активном участии секретаря рабочей группы Владимира Бланка итоговый вариант Устава получился в достаточной мере связным и сбалансированным.

Но с Градостроительным кодексом вопрос сложнее. С одной стороны, юристы справедливо отмечают, что если Минюст сочтет Устав НОСТРОЙ не соответствующим положениям ГрадКодекса, то шансов на утверждение этого документа нет. Однако здесь есть два момента. Первый – нельзя относиться к Градостроительному кодексу как догме, как к некоему дару олимпийских богов. Дескать, в Национальных объединениях СРО возможны только те органы управления и в том виде, что прописано (к слову, достаточно мутно и невнятно) в ГрадКодексе.

Да, в статьях 55.20-55.22 заданы определенные форматные требования, относящиеся к президенту, Совету и Съезду Национальных объединений. Но конкретное содержание, детализация функций и, тем более, дополнение этой схемы какими-то иными органами с уточнением их взаимосвязи – это внутреннее дело НОСТРОЙ. Градостроительный кодекс не вгоняет (и не может этого делать в силу существующей в России системы права) Национальные объединения в прокрустово ложе «всё, что не прописано в кодексе – по определению запрещено». Да хоть тот же Наблюдательный совет – если бы рабочая группа утвердила создание такого органа, то это целиком было бы в компетенции НОСТРОЙ, поскольку ГрадКодекс этого не запрещает.

Возьмите пример коллег-проектировщиков: в структуре НОП сочли полезным «разделиться по интересам» и создать палаты архитекторов и инженеров. Есть об этом хоть слово в Градостроительном кодексе? Нет. И не может быть, потому что это внутреннее дело Объединения. Так что задачей «реформаторов» НОСТРОЙ, на мой взгляд, было разработать такую структуру, которая формально бы не противоречила положениям ГрадКодекса и при этом позволяла создать жизнеспособный механизм управления.

И здесь хочется коснуться второго момента. Факт, мягко говоря, несовершенства Градостроительного кодекса теперь признают практически все участники профессионального сообщества. «Конституция» строительной отрасли превратилась в тришкин кафтан, который долго и безуспешно пытаются подлатать десятками поправок и дополнений. Судя по всему, не за горами подготовка совершенно нового ГрадКодекса, по крайней мере, понимание необходимости его полной переделки уже пришло в СРО-сообщество, осталось лишь продолжить благие пожелания реальной работой с законодателями.

В такой ситуации стройность и логичность Устава НОСТРОЙ видится мне более важной задачей, чем безукоризненное следование хромому Градостроительному кодексу. Пусть даже формальное соответствие – чтобы не будоражить Минюст – достигнуто с помощью некоторых уловок. Но об этом чуть позже, а пока обращу внимание на те задачи, которые поставил перед рабочей группой Съезд строительных СРО в Барнауле.

Четыре главных направления работы четко обозначила в своей статье член группы «реформаторов» Наталья Дубинина:

  • устранение несоответствия документов НОСТРОЙ требованиям действующего законодательства;
  • устранение «аппаратного перекоса» управления НОСТРОЙ;
  • введение гарантий недопустимости конфликта интересов в структуре управления;
  • обеспечение взаимодействия Окружных конференций с органами НОСТРОЙ.

Все эти задачи рабочей группой выполнены. Решена проблема конфликта интересов и прописаны четкие механизмы по его предотвращению. Выстроена схема взаимодействия региональных СРО через координаторов в округах, при этом произведена смена полярности в отношениях: координатор отныне не «наместник» НОСТРОЙ в федеральном округе, а наоборот – представитель и защитник интересов региональных СРО в системе управления Национального объединения.

Однозначно решен вопрос с профессионализацией как работы координаторов, так и высшего должностного лица Объединения – его президента. Одновременно ликвидирован и «аппаратный перекос» - теперь избранный Съездом президент единолично на постоянной основе будет руководить текущей деятельностью НОСТРОЙ и в полной мере отвечать за работу подчиненной ему Дирекции, не имея права передать свои функции по доверенности лицам, которых никто не выбирал. Такие перемены неизбежно приведут к выдвижению на первый план и возможному участию в борьбе за пост президента наиболее ответственных и активных членов СРО-сообщества. Вполне возможно, что кандидатами станут не только уже причисляемые к таковым Виктор Опекунов и Валерий Мозолевский, но и, например, Николай Андреев или Алексей Старицын.

В целом же предусмотренная Уставом новая модель управления закладывает основу разделения властей в НОСТРОЙ. И на этом хочется заострить внимание: исполнительные функции передаются в ведение профессионального президента, а Совет становится коллегиальным органом управления (то есть, по сути, сохранив прежнее название, превращается в тот самый Наблюдательный совет, предлагаемый в «революционной» версии Устава).

«Как так?! – возмутитесь вы. – В проекте Устава написано, что Совет – коллегиальный исполнительный орган!» «Не может быть работоспособного исполнительного органа, состоящего из 30 человек!» - снова и в тысячный раз скажет Валерий Мозолевский.

Действительно, не может. Ваша правда, Валерий Павлович. Вот только и по функциям, и по своему составу Совет НОСТРОЙ в его новом варианте и не будет исполнительным органом. Ну какие в Национальном объединении строителей могут быть исполнители из числа министерских чиновников и депутатов Госдумы? Что они будут исполнять? Какие исполнительные функции лягут на представителей региональных СРО?

Давайте называть вещи своими именами: Совет НОСТРОЙ не будет исполнительным органом, а такое определение сохранено с единственной целью – не противоречить хромающему на обе ноги Градостроительному кодексу. Написано в нем «исполнительный»? Извольте – и у нас в Уставе написано то же самое слово. А с деталями как-нибудь разберемся сами.

Так вот, новый Совет – это в чистом виде коллегиальный орган управления. Такой же, как, например, Совет директоров в ОАО «Газпром». Только там исполнительные функции возложены на Правление и его председателя, а в НОСТРОЙ – на Дирекцию и президента. Взгляните на проект Устава именно с этой точки зрения, и вы поймете, что это, конечно, в известном смысле уловка разработчиков, но уловка необходимая – хотя бы для безболезненного проведения нового Устава через тот же Минюст.

Будет меняться Градостроительный кодекс – отпадет и необходимость находить лазейки в его криво прописанных нормах. В целом же я бы призвал СРО-сообщество не превращать Устав в священную корову. Меняется время, меняется ситуация в среде саморегулирования. Новый Устав, если он будет одобрен осенним Съездом НОСТРОЙ, вряд ли станет финальным и на веки неизменным документом. Главное же в нем то, что реформирование НОСТРОЙ не закончилось горячими спорами в кулуарах съездов и конференций, а получило продолжение в реальной работе. Которая, надеюсь, послужит укреплению и развитию саморегулирования.

Константин Горожанко

Предупреждение!

Этот материал является копией устаревшего. У него также могут быть комментарии в Архиве, чтобы их посмотреть перейдите по этой ссылке


Войдите, чтобы оставить комментарий.
Последние комментарии
22.01, 15:36 Игорь Смирнов: Он постепенно исправлялся...
22.01, 12:36 Игорь Смирнов: Зачем? СРО хорошо живет.
22.01, 10:38 Надеждин Влад: Дурень думками богат!!!