Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Опубликовано: 10 ноября 2015 в 11:11
8    38052

: Сегодняшнее состояние и перспективы строительного саморегулирования

Виктор Нестеров
В сентябре в Санкт-Петербурге прошла ежегодная, 6-я по счёту, Всероссийская конференция «Саморегулирование в строительном комплексе: повседневная практика и законодательство», организованная, как обычно, по инициативе СРО «Балтийский строительный комплекс».

Проведённому мероприятию нельзя отказать в представительности: в нём приняли участие делегаты от Госдумы РФ, Минстроя РФ, Полпредства Президента в СЗФО, администрации города, общественных организаций, в том числе первые руководители Национального объединения строителей – Николай Кутьин и Российского Союза строителей – Владимир Яковлев. Все было организовано достойно, однако от конференции осталось ощущение «дежавю». Не было свежих мыслей и того подъёма, который воодушевлял участников 5 – 6 лет назад на заре становления саморегулирования. Впрочем, таким же формализмом грешат и другие «саморегулируемые» форумы.

Сегодняшние спикеры даже не удосужились задать вопрос: что происходит в саморегулировании и какова отдача от него в реальной экономике за прошедший период? Сообщения касались общей ситуации в отрасли и поднимали проблемы в основном застройщиков жилья. По заявленной теме конференции на пленарном заседании упоминалось лишь в приветствиях и тоже в обычном ключе: какой это нужный инструмент для развития экономики и как жизненно необходимо совершенствовать его в законодательном плане.

Не было исключением и выступление президента НОСТРОЙ Николая Кутьина, в котором саморегулированию был уделён лишь один декларативный тезис: СРО через обязательную стандартизацию работ и требований к персоналу должны решить проблему качества. Основная часть сообщения, как собственно и у других спикеров, была посвящена вопросам и задачам строительства на макроуровне. В частности, Николай Георгиевич рассказал, что Минстрой РФ ведёт разработку «Стратегии инновационного развития строительной отрасли до 2030 года», а в марте 2016 года состоится Госсовет при Президенте РФ по реформированию отрасли, и у саморегулируемых организаций есть прекрасная возможность довести мнение профессионалов до руководства страны. О своём видении вопроса и соображениях Национального объединения в этом направлении не было и намека.

Главное, в сообщении не рассмотрен опыт 6-летнего внедрения института саморегулирования и не дана оценка действующей модели: что хорошо и уже привело к улучшению положения дел в строительстве, что плохо, что совсем никак и требует внесения корректив. Как реализуются полномочия, данные НОСТРОЙ 359-ФЗ по ведению Реестра членов СРО, и насколько они помогают и способны ли в принципе искоренить коммерциализацию СРО? Какова картина с компенсационными фондами саморегулируемых организаций после основательного прореживания Центробанком РФ кредитных учреждений – держателей депозитов КФ? Не пора ли уже признать, что принятый вариант ответственности строителей за причинение вреда в виде социалистического принципа «один за всех, все за одного» противоречит рыночной сущности идеи саморегулирования? Который год светлые умы саморегулируемого сообщества, Госдумы и Правительства бьются над тем, как сохранить компенсационный фонд от посягательств нечистых на руку банкиров и самих саморегуляторов. Не пора ли наконец, как говорится, «вывести козла», то есть исключить соблазн дармовых денег, отказаться от сбора «кубышки» и перейти на веками проверенный принцип страхования!

Не будем обольщаться, что с системой страхования сразу всё будет гладко, но это – рыночный путь и другого для предпринимательской ответственности не дано, только он ведёт к решению проблемы.

Практически с момента законодательного рождения института саморегулирования сама идея догматизируется, и оно превращается в набор ряда приоритетов, инициируемых Национальным объединением. Раньше в моде было техническое регулирование, теперь профессиональные стандарты, аттестация, конкурсы мастерства и прочее.

По прошествии шести лет закономерно задаться вопросом: то, что построено – это и есть саморегулирование или это какой-то его этап? К чему, к какой цели стремиться дальше? Кстати, цели СРО и НОСТРОЙ различаются: у саморегулируемых организаций, как записано в Градостроительном кодексе, – повышение качества, а в Уставе Национального объединения – защита интересов СРО (даже не всех членов СРО).

При целеполагании важно не забывать причины возникновения этого понятия, рождённого государственно-административной реформой, похоронившей отраслевые органы управления. С предпринимателей при переходе к рыночной экономике снимаются излишние регулирующие ограничения государства в виде контроля министерств и главков, но зато они сами должны устанавливать правила поведения на рынке, удовлетворяющие потребителя, то есть, образно говоря, обязательства заключить и выполнять определённый общественный договор. Одновременно через объединение в СРО предприниматели приобретают возможность высказывать свои предложения по совершенствованию государственного регулирования: так называемый диалог «бизнес – власть».

В инвестиционно-строительной сфере остаётся высокой степень государственного регулирования, о чём свидетельствует возрождение Минстроя РФ. На долю саморегулирования здесь отводится роль установления деловых рыночных отношений, предполагающих максимальное соблюдение государственных законов и норм, чтобы производители находились в равных условиях, исключающих коррупцию и монополизм. Важнейшей задачей саморегулирования в государственной реформе подразумевалось задействование объективного хозяйственного механизма – добросовестной конкуренции, без которой при рыночном укладе нет других инструментов управления качеством и эффективностью. В 315-ФЗ в качестве цели и предметов деятельности СРО хотя бы не чётко, но выше названные вопросы прописаны, а в Градостроительном кодексе вовсе исключены. Подмена понятий причины и следствия приводит к попыткам решать проблему повышения качества административными методами, которые противоречат сути саморегулирования.

Сегодняшняя модель саморегулирования предполагает всего лишь государственные функции по допуску на строительный рынок компаний, если они выполняют минимальные требования, установленные государством. Фактически это такая же бюрократическая процедура с теми же пороками, что и лицензирование. Как управлять качеством, если исполнителю для получения свидетельства СРО о допуске к работам по приказу № 624 достаточно выполнить формальные требования, а для детального контроля саморегулируемые организации не располагают ресурсом. Главное же, попытки решить задачу повышения качества административными методами, иллюзорны.

Ярким примером чиновничьего представления о роли саморегулирования можно назвать намерение Минстроя РФ возложить на СРО имущественную ответственность за несоблюдение договорных обязательств их членами (законопроект № 714996-6). Получается, что СРО должны выполнять функции хозяйственного управления, иначе возникает ответственность без прав. Вопреки здравому смыслу этот документ рассматривается на самом высоком законодательном уровне!

Казалось бы, подобный инцидент даёт повод Национальному объединению выступить в уставной роли защитника СРО против наделения их несвойственными функциями, но этого не происходит. Более того, НОСТРОЙ выступает инициатором законопроекта «О строительном подряде…», в котором СРО отводится серьёзная роль в выборе подрядчиков путём выдачи деклараций о квалификации претендентов. При этом опять-таки предлагается увеличить ответственность СРО в виде круговой поруки за невыполнение договоров подряда отдельными членами СРО. Совершенно непонятна логика предлагаемого принципа повышения ответственности: наказываются рублем все члены СРО, при этом ответственность самого нарушителя даже не рассматривается.

Хотя эта функция саморегулирования о наказании нарушителей правил ведения бизнеса является сутью саморегулирования.
Порой создаётся впечатление, что кому-то наверху не даёт покоя компенсационный фонд, который по надуманным причинам надо увеличить, а затем в фискальном порядке отобрать.

Почему никто в НОСТРОЙ и в компетентных органах власти не желает реально смотреть на вещи: готовы ли СРО по своим штатным и кадровым возможностям, по своему статусу справиться с такой задачей. Или это опять – мертворождённое дитя? Априори можно утверждать, что ни одна СРО не откажет своему члену в положительной квалификационной характеристике, только не пойдёт ли это во вред справедливой конкуренции и не утяжелит ли дополнительный компенсационный фонд и без того большую финансовую нагрузку на членов СРО?

Последнее время термин «саморегулирование» постоянно на слуху и с ним связаны ожидания роста эффективности строительства. Были на конференции общие высказывания о положительном влиянии этого института на положение дел в отрасли, хотя корреляция здесь весьма условна.

В выступлении господина Яковлева прозвучало, что саморегулирование слишком занято внутренними проблемами, пора переходить к оказанию воздействия на реальные процессы строительства.

Чтобы определить вектор дальнейшего развития, надо осмыслить пройденный этап, ещё раз остановиться на том, что должно решить саморегулирование. Государство вышло из строительного бизнеса, здесь 100-процентная частная собственность. В отрасли с учётом стройиндустрии работает более двухсот тысяч фирм, деятельность которых органы власти в центре и на местах контролировать просто не в состоянии. Многолетний рыночный опыт развитых стран показывает, что производители должны договариваться о внутренних регуляторах помимо государства. Но у нас саморегулируемый рыночный механизм не работает, превалируют административные методы управления вместо экономических, процветает коррупция и монополизм. Для устранения существующих в экономике и обществе проблем институт саморегулирования практически ничего не сделал.

Приняв на себя функции объединения работодателей, НОСТРОЙ должен определить своё отношение к «Антикоррупционной хартии Российского бизнеса», принятой ТПП, РСПП, «Деловой Россией» и «ОПОРОЙ РОССИИ». Этот документ направлен на достижение основных целей саморегулирования: соблюдение правил делового поведения бизнеса по устранению препятствий добросовестной конкуренции и устойчивого развития. Представляется, что это долговременная программа действий для саморегулирования.

Очевидно, что НОСТРОЙ один не «построит» саморегулирование, то есть предпринимательскую рыночную среду. Над этой проблемой работают наряду с государственными органами многочисленные общественные организации: отраслевые и региональные профессиональные союзы, ассоциации специалистов, инженерные центры, различные комитеты, общественные палаты, координационные советы, образовательные и научные учреждения, профсоюзы и прочие, и прочие. Каждая организация по своему направлению рассматривает вопросы нормативно-правового и технического регулирования, научно-технического прогресса, повышения экономической эффективности производства, профессионального совершенствования, обмена опытом, борьбы с коррупцией и так далее.

Казалось бы, Национальному объединению целесообразно обобщать имеющийся опыт формирования общественного рыночного сознания и генерировать новые идеи в области саморегулирования, раз уж оно призвано отвечать за это дело по своему названию. Пока же НОСТРОЙ, с его многомиллионным бюджетом, выбрал себе приоритетные направления с привычной для сотрудников Аппарата работой: ведение реестра, стандарты, аттестация, соревнование – что-то от лицензионных органов, что-то от технических, что-то от профсоюзов. Объединение выступает финансовым заказчиком разработок по этим темам.

Достаточно ли для построения действенной системы саморегулирования такой тематики, и какое собственно саморегулирование строится, – это вопрос. Наверное, ответ на него должна дать Концепция совершенствования общегосударственной модели саморегулирования, но её рождение до сих пор не состоялось.
 


Войдите, чтобы оставить комментарий.
Что Вы думаете о судьбе законопроекта по частичной оплате ЧВ Нацобъединениям за счёт доходов от размещения КФ?
Последние комментарии