Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Опубликовано: 15 апреля 2015 в 02:04
14    44499

: Надежды и тревоги «регулируемого саморегулирования»

Виктор Нестеров

Коррупционный скандал в Аппарате НОСТРОЙ вызвал вынужденное признание на правительственном уровне того, что институт саморегулирования не состоялся.

Коммерциализация и бюрократический формализм, сопровождающие сложившуюся модель саморегулирования «с обязательным членством», – ни для кого не секрет, но они долгое время замалчивались. Истинное положение вещей в СМИ лакировалось, как это принято в неразвитом гражданском обществе. Во всём, что касается саморегулирования, только «одобрям-с», альтернативная точка зрения не имеет права на публичное распространение.

Желание скорее выполнить задачу по приоритетному направлению реформирования государственного управления и создать справедливую конкурентодействующую рыночную среду – понятно, только нельзя сложнейший социально-экономический процесс саморегулирования построить «сверху» по графику к какой-то дате. И, тем более, недопустимо судить об успехах проводимой компании количеством мероприятий и освоенных средств вместо реальной оценки оздоровления предпринимательского климата в обществе. Пока система саморегулирования в строительстве грешит коньюнктурщиной, честной конкуренцией не пахнет, отрасль лидирует по числу «откатов» и отмывания денег. Только до сих пор считалось, что негативные явления происходят на местах, а правильность действий и инициатив Нацобъединения строителей не вызывала нареканий. Хотя бодрые отчёты о многогранной деятельности НОСТРОЙ за пятилетний период никоим образом не отвечают на вопрос, какую реальную отдачу дала проделанная работа для повышения эффективности отрасли.

Главный недостаток нынешнего саморегулирования в том, что оно строится (уже состоялось) для функционеров: пассивность участников экономических отношений не преодолена – саморегулирование само по себе, строители сами по себе.

Большинство не представляет, что суть саморегулирования в установлении правил игры по ведению честного бизнеса в равных условиях по отношению к ценообразованию, налогам и сборам, зарплатам, кредитам и другим экономическим стимулам.

Объективности ради следует признать, что отсутствует системный научный подход к этому процессу на уровне государства, вся наша экономическая мысль находится в стороне. Какие конкретные цели должны быть достигнуты в результате саморегулирования и как управлять этим процессом? Концепция и Общегосударственная модель Саморегулирования до сих пор не утверждены и не обнародованы. Копья ломаются в Правительстве, Государственной Думе, общественных организациях, но никогда не довелось узнать просвещённой мнение, допустим, Высшей школы экономики или Гайдаровского института, да мало ли у нас подобных научных центров рыночной ориентации,

Получается, что НОСТРОЙ варится в своём котле, опираясь на общие положения 315-ФЗ, ГрК и устанавливает приоритеты деятельности, исходя из своего Устава. В нём целью создания Объединения определено представление и защита интересов СРО (даже не членов СРО?) и . . . достижение других общеполезных целей. Из такой формулировки невозможно понять, как она соотносится с целью построения института саморегулирования в отрасли. Также не ясны критерии достижения уставных целей: защитили – не защитили?

От чьего посягательства защищаются интересы СРО? Если от государства, тогда и государственные интересы требуют защиты: саморегулирование – улица с двухсторонним движением. Регулятором выступает государство со своими законами, которые можно обсуждать, но обязательно надо выполнять. А как сегодня выполняет эту задачу саморегулирование?

Общеполезная просветительская деятельность схожа с работой, проводимой другими общественными организациями, Союзами, Ассоциациями – тем же Российским Союзом строителей. Принципиальное отличие одно: в НОСТРОЙ она осуществляется на платной договорной основе и имеет чётко выраженный конъюнктурный характер. Вчера – технические стандарты, сегодня – профессиональные, завтра – своя Академия! Неужели интеллектуальный багаж и персонал существующих ВУЗов беднее новоиспеченного учреждения? Идут исправные рапорты о проведённых мероприятиях, только как это коррелируется с достижениями в области саморегулирования?

Представляется, что НОСТРОЙ не нашёл свою нишу в построении свободного рынка и пытается дублировать деятельность других общественных организаций, хотя решение технических задач, тех же стандартов, лучше получается у специализированных ассоциаций. Между прочим, взаимодействие с многочисленными некоммерческими организациями в сфере строительства может быть перспективным направлением.

Одной из главных задач Объединения с самого начала является борьба за централизованную смету, которая создаёт в Аппарате обстановку меркантилизма и скрытой коррупции. Более наглядной иллюстрации, чем написание технических стандартов за полмиллиарда рублей, трудно придумать (см. мою статью на сайте в феврале 2014 года. Для кого пишутся стандарты НОСТРОЙ?) А ведь есть ещё десятки договоров на методики, концепции, программы и тому подобное с многомиллионными расходами.

Происшедший в Аппарате коррупционный скандал не случаен и обусловлен причинно- следственной связью: запах больших и вольготных денег привёл мздоимцев в НОСТРОЙ из такой, прямо скажем, не бедной организации, как Ростехнадзор. К распилу сметы они допущены не были – не по чину, но по имеющемуся инспекционному опыту сразу же нашли лазейку для взяточничества. Не следует ли из этого, что в Аппарате сложилась соответствующая атмосфера финансовой распущенности?

В своих заметках, размещённых на сайте ЗаНоСтрой.РФ накануне IX Съезда СРО, «Предсъездовские размышления-1 и 2» автор высказал тезис, что у нового президента Николая Кутьина и его команды есть уникальный шанс выбраться из коммерческой колеи и изменить подход к формированию и расходованию централизованной сметы, чтобы исключить коррупционные соблазны. К сожалению, коммерческий уклон в деятельности Аппарата только усилен и после выхода №359-ФЗ дополнен финансовой опричниной к СРО-должникам.

Неоднократно многие СРО в различных округах выходили с предложением, чтобы разделить расходную часть сметы на затраты по содержанию Аппарата Объединения, покрываемые обязательными взносами, и затраты на целевые мероприятия, оплачиваемые за счёт целевых взносов СРО. Такой принцип ведёт к ответственному участию представителей СРО в выборе программ и прозрачности процедуры расходования средств. Не надо за все 275 СРО решать, какие разработки им необходимы.

Предложение не проходит, потому что Аппарат своей основной функцией видит управление денежными потоками, для чего на Окружных конференциях с участием «крупного калибра» руководителей НОСТРОЙ происходит продавливание централизованной сметы и затем формальное голосование на Съездах. В результате в «сырой смете» без общественного обсуждения запланированных конкретных целевых мероприятий забивается лимит денежных средств, часто с 8-ю нулями, который далее расходуется по усмотрению Аппарата и аффилированной с ним верхушки. Подобного бюрократического централизма не было даже в советской системе, по крайней мере, там были исключена коррупционная составляющая.

НОСТРОЙ практически с самого начала не является некоммерческой организацией, ведь при сегодняшнем бюджете каждый рабочий день надо тратить 4 миллиона рублей. Для этого требуется заместитель по коммерческим вопросам и соответствующий персонал.

Обсуждаемый в настоящее время проект «Концепции совершенствования механизмов саморегулирования» важнейшей задачей считает повышение прозрачности отношений государства и бизнеса, сужение поля бюрократических возможностей государственных служащих и устранение коррупциогенных факторов. В большей степени такое требование касается аппаратных работников НОСТРОЙ, здесь должны быть полная финансовая прозрачность и строжайшая подотчетность в части расходования общественного бюджета.

В действительности, дело обстоит не так. Закрытой темой является штатное расписание Аппарата. Просочившаяся информация о месячном должностном окладе президента НОСТРОЙ в 2 миллиона рублей официально не опровергнута и, в тоже время, не дано пояснение, за какие экономические, технологические, финансовые, возможно юридические риски и труды их оплата превышает размер трудового дохода Президента России. Очевидно, причиной служит простое лукавство: чем больше оклад первого руководителя, тем выше размер у вице-президентов, работников Аппарата и допущенных к кормушке. Тем, кто отвечает за расходы на содержание Аппарата, изменяет чувство меры: ведь НОСТРОЙ не добывает углеводороды, алмазы и не имеет сверхрентабельного бизнеса. Поэтому финансовый и зарплатный рай просто неуместен.

Совсем свежий пример закрытости деятельности Объединения – это откровенное замалчивание того, что произошло на почве вымогания взятки. Есть краткое сообщение на сайте НОСТРОЙ об увольнении двух ответственных работников Аппарата «в порядке самоочищения». И всё. А ведь это был серьёзный звонок, чтобы проанализировать причины случившегося и наметить конкретные меры по сокращению коррупциогенных управленческих процедур, особенно в части прозрачного расходования бюджета.

С принятием федеральных законов № 320-ФЗ от 22 октября 2014 года и № 359-ФЗ от 24. ноября 2014 года об уточнении статуса и полномочий Национальных объединений в строительном саморегулировании наметился административно-управленческий тренд или, простите за тавтологию, начался этап «регулируемого саморегулирования». По-видимому, такое решение вынужденное, так как за пятилетний период каких-либо заметных сдвигов в совершенствовании экономических отношений, стимулирующих развитие рыночной экономики, не произошло. Ростехнадзор РФ не выполнил свои контрольно-надзорные функции, также не получилось самоорганизации бизнес-сообщества.

Теперь фактически надзорные полномочия возлагаются на НОСТРОЙ, и строится управленческая вертикаль. При этом не следует забывать, что административные методы управления всегда сопровождаются бюрократией и коррупцией. Так оно и произошло: уже с первых шагов случился конфуз.

Надежды на административный ресурс в деле преодоления негативных явлений и воздействия на недобросовестные СРО в какой-то мере могут оправдаться на первом этапе, но в долгосрочной перспективе проблему не решат, а загонят её внутрь. Появятся новые ухищрения, и так до тех пор, пока участниками рынка не будет осознан вред от торговли допусками для честной конкуренции.

Возложение ответственности на НОСТРОЙ за ведение реестра членов СРО добавляет рутинной работы Аппарату и превращает его из мозгового центра в чиновный орган.

Надо полагать, что № 359-ФЗ будет действовать определённое время, следовательно НОСТРОЙ надо создавать управленческую структуру, наверное, в виде пирамиды с региональными отделениями. Реестр членов СРО целесообразнее создавать по регионам и обобщать в центральном аппарате.

Сегодняшняя модель саморегулирования неоправданно исключила региональный аспект, и эту ошибку всё равно придётся исправлять – саморегулирование из Москвы не построить.

В одном из интервью Николая Кутьина в кулуарах IX Съезда СРО в ноябре 2014 года сразу же после выхода 359-го закона озвучен тезис, что проблемы саморегулирования связаны с несовершенством законов и добросовестностью работников. Стоит их разрешить: выявить и предупредить коммерческие СРО, и все недостатки будут устранены.

Трудно возразить против такого подхода: во времена административно-плановой экономики все держалось на добросовестности. Сегодня в условиях рынка трудно надеяться на одну добросовестность и контроль за деятельностью управленцев. Надо исключить коррупциогенную возможность в структуре и процедурах управления. Так, как это делается на уровне министерств.

В частности, надо изменить порядок формирования и расходования централизованной сметы НОСТРОЙ, который порождает коммерциализацию и коррупционные соблазны.

 


Войдите, чтобы оставить комментарий.
Что Вы думаете о судьбе законопроекта по частичной оплате ЧВ Нацобъединениям за счёт доходов от размещения КФ?
Последние комментарии