Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Опубликовано: 13 апреля 2015 в 11:04
32    45078

: Слово «расправа» наиболее точно отражает суть происходящего правового явления

Dr_LAW

Настоящая статья является рассуждением вслух скромного служителя юриспруденции, не являющегося ни учредителем, ни участником, ни каким-либо бенефициаром саморегулируемых организаций.

Просто мысли о праве и правосудии. И ничего больше.

Итак, Федеральным законом от 24 ноября 2014 года №359-ФЗ впервые за долгие годы демократического развития российской правовой системы введена новелла – внесудебное лишение организации специального права (статуса СРО) через исключение из государственного реестра СРО.

Слово «расправа» тут наиболее точно отражает суть происходящего правового явления.

Прикоснёмся к этимологии слова «расправа». Разбор слова позволяет выделить приставку «рас», корень «прав» и окончание «а». Таким образом, становится понятным, что слово «расправа» не что иное, как синоним современного словосочетания «лишение права».

Слово же «внесудебная», нисколько не стесняясь, теперь употребляется и в Федеральном законе от 24 ноября 2014 года №359-ФЗ и, соответственно, в Градостроительном кодексе Российской Федерации (см., например, часть 12 статьи 55.19 ГСК РФ).

Вместе с тем давайте вспомним то, что в начале 90-х закладывали в основу законодательства «новой» России «отцы русской демократии».

Согласно части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 года, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Заметьте! В Конституции указана именно судебная защита, а не какая-либо иная.

Согласно части 1 статьи 49 Конституции каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Опять-таки акцентируем внимание на том, что в силу значимости правонарушения, его квалификация и рассмотрение дела не даром передаётся судебной власти, а не исполнительной. По такому принципу, кстати, построены и соответствующие нормы Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При этом вопросы лишения различного рода прав (специальных разрешений, статусов, титулов владельца и пр.) в КоАП РФ отданы исключительно на откуп судебной власти.

Согласно части 1 статьи 4 Федерального конституционного закона от 31декабря 1996 года №1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не допускается.

По определению Владимира Даля правосудие – это правый суд (правильный суд), справедливый приговор, решенье по закону, по совести.

Что же отличает решения, принимаемые судами, от решений иных органов и организаций, пусть даже и государственных? Что делает их более объективными и справедливыми с точки зрения гражданского общества и правового государства?

Прежде всего, это принципы, на которых основывается судебная система, принципы правосудия. Мы остановимся только на тех, которые наиболее ярко отличают правосудие от внесудебной расправы, право которой предоставлено теперь органам Ростехнадзора в отношении саморегулируемых организаций строительного комплекса России.

1. Принцип профессионализма субъекта, разбирающего дело (спор о праве). Уровень образования и правовой подготовки судей бесспорно несравним с уровнем правовой подготовки большинства чиновников исполнительных органов власти, включая Ростехнадзор (да простят меня сотрудники РТН, возможно, читающие данную статью). К судьям установлен ряд жёстких требований (см. Закон РФ от 26 июня 1992 года №3132-1), начиная с образования, стажа, и заканчивая морально-этическими требованиями. Установлены ли хоть какие-то требования к лицам, принимающим решения об исключении сведений о НКО из госреестра СРО? Конечно, нет. Ну, кроме общих требований к государственным служащим, не отражающим специфики права «казнить или миловать».

2. Принцип независимости судей. Многие сейчас, конечно, обнаружили у себя на лице глупую улыбку… А зря. Этот принцип неплохо работает. Да, есть исключения из правил, особенно в системе судов общей юрисдикции, и особенно в системе уголовного судопроизводства. Вместе с тем, судьи – это наиболее независимые в своих решениях чиновники из всех чиновников государственной власти. И если не доверять рассмотрение вопроса лишения статуса СРО суду, то кому тогда??? Президенту России? Сколько же тогда надо Президентов России на всю Россию? Одного, пусть и выдающегося, и справедливого, явно будет мало.

3. Принцип состязательности и равноправия. Да, в суде, как в бане, все равны (ну, кроме судьи и прокурора, которые чуть выше ростом остальных). В суде и Ростехнадзор, и СРО, и НОСТРОЙ с НОПРИЗОМ должны доказывать те обстоятельства, на которые ссылаются как на основания своей правовой позиции и требований. Понятно, что ни Ростехнадзору, ни Нацобъединениям не очень хочется работать и краснеть перед судом как школьникам, однако, этого требует справедливость, если государство хочет ее достичь. В нашем случае, похоже, что не очень хочет или просто не задумывалось над этим.

4. Принцип открытости и гласности судебного разбирательства. В суде всё ясно: вот доводы заявителя (истца) и его доказательства, вот доводы и доказательства ответчика. Любое лицо может войти в зал, посидеть, послушать и даже какое-то время повозмущаться, пока судья из зала не выгонит при помощи пристава… Судья же должен все доказательства изучить и проанализировать. Анализ же должен отразить в письменном мотивированном решении, которое не сразу в силу вступает, а может ещё быть обжаловано в апелляционном порядке в вышестоящую судебную инстанцию? Есть ли такое в Ростехнадзоре??? Конечно, нет. К тому же, практически все (кроме отдельной категории закрытых дел, связанных, например, с гостайной или аналогичных) решения судов есть в публичных картотеках в открытом для граждан и организаций доступе.

Чем руководствуются чиновники Ростехнадзора при вынесении решения об исключении НКО из реестра СРО? Это одному Богу известно. Как проходят заседания и выносятся решения? И проводятся ли они? Мотивированы ли решения или только резолютивная часть? Или чиновник Пупкин, почесав затылок, решает поставить запятую после слова «казнить» и перед «нельзя помиловать»???

СРО не может даже системно возражать, против предъявленных обвинений, а решения выносятся закрыто.

5. Принцип презумпции добросовестности (в уголовном судопроизводстве – невиновности). То есть никто не может считаться нарушителем, пока его вина не будет неоспоримо доказана. Как показывает практика административного внесудебного рассмотрения дел – рассмотрение почти всегда носит обвинительный уклон. Будь то рассмотрение дел налоговыми органами, органами Госпожнадзора, органами Ростехнадзора, органами ГИБДД, прочими органами. Работа идёт по принципу «был бы человек, а статья найдётся», или «невиновных у нас нет». Ну, мы же все с Вами не маленькие и знаем, что если пришла проверка, то будет акт с выявленными нарушениями. Другой вопрос – сколько их, и на что потянут…

Вместе с тем статистика ошибок и отмен решений административных органов в сотни раз превышает статистику ошибок и отмен судебных решений. Это факт неоспоримый и железобетонный.

Отрицание рассмотрения правового спора судом напоминает деградацию общества и государства к первобытному состоянию, когда в руках главы рода была и законодательная, и исполнительная, и судебная власть, а единственным правом – было право силы и дубины.

И даже позднее, в средние века, тот, кто мог «явиться конно, людно и оружно», тот и был в почёте и цене.

По своей сути, Ростехнадзор сейчас выступает и в роли следователя, и в роли прокурора, и в роли судьи, и в роли палача. Национальные объединения же выступают лишь в неприятной роли помощника палача, подносящего топор и обирающего ценные вещи с трупа (это я про передачу КФ в Национальные объединения после лишения статуса СРО).

Почему же законодатель признал право Ростехнадзора на внесудебную расправу над СРО???

Государство перестало доверять своей собственной судебной системе???

Или законодатель сознательно создал правовой прецедент, который кроме коррупции не способен ничего породить??? Тогда как это сочетается с антикоррупционной политикой Президента РоссииВладимира Путина и его Народного фронта?

Ясно одно: Федеральный закон от 24 ноября 2014 года №359-ФЗ – это умышленная (или по недосмотру), но ключевая ошибка руководства Российской Федерации, уже пошатнувшая авторитет государственной власти.

Ответственность за неё лежит, по моему личном скромному мнению, не столько на Федеральном Собрании Российской Федерации и не столько на Президенте Российской Федерации, сколько на юристе (по образованию) и заместителе председателя Правительства Российской Федерации (по должности) Дмитрии Козаке.

Думаю, что Дмитрий Николаевич скоро осознает это, если ещё не осознал.

Но вот проявит ли Дмитрий Николаевич себя мужиком (будет ли мужественным)? Признает ли свою ошибку? А признав, исправит ли? Вот теперь в чём главный вопрос. И вопрос этот – вопрос времени, ибо я, не смотря ни на что, верю в торжество разума и справедливости.


Войдите, чтобы оставить комментарий.
Что Вы думаете о судьбе законопроекта по частичной оплате ЧВ Нацобъединениям за счёт доходов от размещения КФ?
Последние комментарии