Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

/ Новости / 2019 / 11 / 25 /
Опубликовано: 25 ноября 2019 в 09:49
0    977

Статьи, по которым выделяются средства на Национальный реестр специалистов, вызывают всё больше вопросов у саморегуляторов

В преддверии предстоящего Съезда НОСТРОЙ саморегулируемое сообщество продолжает изучать проект Сметы Национального объединения на 2020 год. А заодно и итоги выполнения главного финансового документа в году уходящем. Наш добровольный эксперт из подмосковного Красногорска обратил внимание на необычную статью расходов под названием «4.7-20 Повышение качества информации. Организация электронного взаимодействия с федеральными органами исполнительной власти». Она входит в раздел «4-20 Развитие Национального реестра специалистов в области строительства» и дополняется другими, не менее интересными статьями. Слово – внештатному автору.

***

Национальный реестр специалистов с финансовой точки зрения уникален для НОСТРОЙ. Расходы на этот проект изначально заложили на таком уровне, что освоить собранные средства в полном объёме не смогли, и в дальнейшем Дирекция была вынуждена пересматривать цифры в сторону сокращения. В 2018 году НРС поглотил 82 миллиона, в 2019-ом – 75,91 миллион, на 2020 год запланировано 49,3 миллиона рублей. Экономия, в основном, получается за счёт заработной платы сотрудников. В третьем квартале сего года 6-ти специалистам, занимавшимся наполнением реестра, руководство НОСТРОЙ сказало, что в их услугах больше нет необходимости и сократило, оставив в штате всего 10 человек.

В общем-то, звучит это логично, если принять ту точку зрения, что НРС прошёл фазу «первоначального накопления», и колоссальная база из 200.000 с лишним имён уже сформирована. Оставим пока за скобками вопрос о том, какой процент из этих записей соответствует настоящим живым людям, а какой – мёртвым душам, нарисованным в фотошопе. Посмотрим, на какие ещё цели, кроме заработной платы, приходится тратить реестровые денежки.

Аренда обойдётся в 17,8 миллиона рублей. Если учесть, что НОСТРОЙ сообщает о повышении арендной платы до 25-ти тысяч рублей за квадратный метод, то, путём несложной операции можно узнать, что площадь помещений, отданных под НРС составляет 712 квадратных метров, – солидный торговый зал (не в месяц же отдаёт Нацобъединение 25 тысяч рубликов за квадрат?!).

Связь, хостинг и расходные материалы станут в 3 миллиона рублей.

Ведение, актуализация и совершенствование АИС НРС, словом, дела айтишные оцениваются в 3,6 миллиона рублей.
Далее идёт загадочная статья «Мероприятия по защите персональных данных», на которую в этом году потрачено 450 тысяч рублей, а на 2020 год запланирован ноль. Интересно, что же это за мероприятия, которые год назад было нужно выполнять, а теперь уже можно обойтись и без них?
Далее идут две не менее загадочные статьи.

Во-первых, оборудование и организация бумажного архива – 4 миллиона рублей на 2020 год (5,1 миллиона рублей в 2019-ом). Сама по себе ситуация с бумажным реестром, который до сих пор так и не перевели в электронную версию обсуждалась уже неоднократно. В контексте анализа расходов важнее другое – на что именно тратятся ещё 4 миллиона, выделенные по данной статье? Если вы уже выделили средства на зарплату сотрудникам, на аренду, связь, скрепки и бумагу для принтера, то какие дополнительные расходы требуются для ведения архива? Неужели НОСТРОЙ каждый год устанавливает новые стеллажи из красного дерева взамен прежних? Или эти 4 миллиона внутри тоже как-то подразделяются на дополнительную зарплату, аренду и прочее?

Во-вторых, мы видим статью «Повышение качества информации. Организация электронного взаимодействия с федеральными органами исполнительной власти», которая обойдётся сообществу в 2 миллиона рублей. Конечно, средства в масштабах НОСТРОЙ не такие уж и большие. Но вопрос о том, на что они потрачены остаётся открытым.

Список тех, с кем взаимодействует Национальное объединение при внесении данных в НРС давно известен: это информационные центры Министерства внутренних дел РФ (выявление поддельных справок об отсутствии судимости), АО Гознак (выявление поддельных трудовых книжек), Пенсионный фонд России (выявление поддельных страховых свидетельств обязательного пенсионного страхования), а также образовательные организации (выявление поддельных дипломов). Большинство данных о которых идёт речь, внесено в открытые реестры этих организаций и может быть получено вообще без каких-либо затрат, путём простого ввода данных в форму и нажатия кнопки «Enter».

При этом Национальное объединение не устаёт указывать на тот факт, что расходы снижаются, в частности, и на «Организация электронного взаимодействия». Дескать, год назад эта самая «организация» стоила в два раза дороже и обходилось в 4 миллиона рублей. Однако, если заглянуть в сметы за прошлые года, то там такой статьи вообще не увидим. В исполняемой сейчас Смете-2019 расходы на НРС проводились одной стройкой и вообще никак не детализировались.

В Смете-2018 было 4 статьи, из которой что-то подобное содержалось только в одной: «2.1.3-18 Повышение качества информации, включаемой в НРС. Организация углублённой проверки достоверности представленных данных». Как нетрудно увидеть, речь тут идёт исключительно о перепроверках данных, но никак не про электронное взаимодействие.

Таким образом, расходование средств на обеспечение работы НРС до сих пор остаётся крайне непрозрачным, а приводимые статьи вызывают массу замечаний. Но, что хуже всего, нет единого видения дальнейшей политики НОСТРОЙ в отношении данного ресурса. Когда и в каких объёмах будет проведена оцифровка данных и отказ от бумажной волокиты? Каким образом будет согласован Регламент ведения, утверждённый Советом НОСТРОЙ и официальный приказ Минстроя России о порядке ведения реестра? Как быть с декларированными проверками данных, которые нарушают Закон о защите персональных данных?

Каким образом осуществлять мониторинг и поддерживать актуальность сведений? Без ответа на эти и многие другие вопросы, Национальный реестр специалистов так и останется фиктивной базой с сомнительными данными. Поэтому прежде, чем выделять финансирование на его ведение, необходим конструктивный разговор на уровне всего саморегулируемого сообщества – что дальше делать с этим ресурсом и каким должно быть его будущее.


Войдите, чтобы оставить комментарий.
А как, по-Вашему, какую цель преследует НОСТРОЙ в делах о  банкротствах экс-СРО?
Последние комментарии