Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

/ Новости / 2019 / 11 / 07 /
Опубликовано: 07 ноября 2019 в 09:46
0    541

Анвар Шамузафаров: Надо найти в себе смелость и внести в Стратегию развития отрасли существенные коррективы

С приходом Антона Глушкова на пост президента Национального объединения строителей изменились взаимоотношения саморегулируемого сообщества с профильным министерством. НОСТРОЙ выделил колоссальные деньги на разработку Стратегии развития строительной отрасли до 2030 года, и Минстрой России, конечно, благодарен за это, поскольку финансирование позволило ведомству уложиться в сроки и подготовить достаточно качественный продукт. Об этом напомнил наш добровольный эксперт из подмосковного Красногорска и вот в какой связи.

***

И не только Минстрой, но и сообщество оценило то, что НОСТРОЙ предусмотрел такие деньги на нужное дело. Но, учитывая этот вклад и личное участие экспертов, хотелось бы, чтобы документ был максимально полезный и отражал жизненные реалии. Поэтому борьба должна идти не только за соблюдение сроков выпуска документа, но и за его качественную и всестороннюю проработку.

На состоявшемся в Екатеринбурге Международном форуме 100+ Forum Russia в рамках обсуждения положений проекта Стратегии развития строительной отрасли до 2030 года выступил вице-президент Российского союза строителей, Заслуженный строитель РФ Анвар Шамузафаров. В рамках своего выступления он призвал разработчиков Стратегии более тщательно работать с целевыми показателями и выводами во избежание критических последствий для отрасли.

В частности, Анвар Шамухамедович сообщил о том, в рамках обсуждения Стратегии саморегулируемой организацией, которую он возглавляет, было подготовлено письмо в адрес вице-премьера Владимира Мутко с критическими замечаниями. Речь – о целевых показателях для отрасли.

Вот, что рассказал господин Шамузафаров участникам Форума.

«Согласно данным статистики, в 2018 году ВВП страны составил 104 триллиона рублей. Вклад строительной отрасли составил порядка 8,4 триллиона рублей, что приблизительно составляет 8 процентов от всего объёма. И речь идёт только о самом строительстве, потому что строительные материалы составляют ещё 1,5 триллиона.

А почему-то составители Стратегии, пользуясь данными старых времён двух-трёхлетней давности, записали, что доля строительства в ВВП страны составляет всего 6 процентов. И, соответственно, исходя из этого показателя, предлагается эту величину увеличить к 2030 году до 9-ти процентов.

Однако статистика 2018 года говорит, что, если мы возьмём фактический показатель вместе со стройматериалами (8,5 процента + 1,5 процента), то мы получим 10 процентов. А в Стратегии мы говорим о том, что к 2030 году мы только на 9 процентов выйдем, и это наша высокая мечта. То есть мы уже сегодня перекрыли этот показатель как минимум на 1 процент.

Просто когда-то кто-то посчитал, что доля строительной отрасли составляет 6 процентов, и эта цифра теперь гуляет из отчёта в отчёт. Всё те же устаревшие 6 процентов. И мы, составляя планы, отталкиваемся не от фактических цифр, а от ошибочных и устаревших показателей.

Помимо указанного выше, в Стратегии присутствуют и иные целевые показатели, тоже дезориентирующие и органы власти, и всех нас. В частности, в разделе инвестиции, связанные с закупками, доля государственного финансирования составляет 70 процентов от общего объёма.

Это полностью не соответствует истине. Удивительно вообще, каким образом эти цифры попали в Стратегию. На самом деле государственные инвестиции в строительство в целом составляют всего 16% процентов. У нас 70 процентов было в 1990 году во времена СССР. Но, тем не менее, мы продолжаем ориентироваться на них. Хотя в целом в строительстве, с учётом того, сколько денег тратится на строительство инфраструктуры, у нас государственные инвестиции составляют 16 процентов. А если взять инвестиции в жилищное строительство, то государственные и муниципальные средства там составляют всего лишь 5,5 процента. А остальные 94,5 процента – это частный капитал. И, соответственно, подход, исходя из этих показателей, должен быть совершенно другой.

В Стратегии же, исходя из того, что якобы государство инвестирует в отрасль 70 процентов, Минстрой делает вывод, что надо усиливать государственное регулирование. А на самом деле, исходя из реального соотношения, можно сделать совершенно другой вывод – прямо противоположный. Если частник платит, то, соответственно, частник и должен в большей степени и заниматься регулированием.

Государство берёт цифры из 90-х и передергивает смыслы, говоря о том, что его роль должна быть увеличена. А всего-то и надо: взять статистику 2018 года и выстраивать Стратегию, исходя из 16-ти процентов, а не 70-ти процентов.

Или другая ситуация, связанная с типизацией. Если мы берём за основу 70 процентов государственных инвестиций, то, конечно, типовое проектирование должно быть всеобщим и всеядным. А если мы говорим о том, что образ проекта определяет частный инвестор, а покупает частный покупатель, обыкновенный гражданин или юридическое лицо в объёме 94,5 процента, то требования к типизации не могут быть такими строгими, как если бы это была государственная инвестиция.

Есть всего два показателя, которые должны учитываться при типизации: это социальные нормы площади и стоимость за 1 квадратный метр жилья, которое предоставляется в рамках 5,5 процента государственных инвестиций. Потому что то, что строят частники, они и должны сами определять, исходя из того, кто и сколько у них купит.

Такая должна быть практика. А не прописывать в Стратегии «на голубом глазу», что мы собираемся возродить типизацию. Ведь вот уже и высокие чиновники, подхватив порыв, начинают говорить о типизации, при этом совершенно не соотнося это с инвестициями. Доля государственных инвестиций в жилищное строительство такова, что типизация в нём бессмысленна. И она просто вредит развитию жилищного строительства.

Однако совершенно другая ситуация в социальной сфере: детские сады, школы, медицинские учреждения. Тут 95 процентов строительства финансируется за счёт государственных средств. И даже если их строит частный инвестор, он всё равно потом продаст их государству. И в этом случае надеяться на то, что частный инвестор будет решать проблемы с детскими садами и школами бессмысленно. И вот здесь вопросы типизации и должны возникнуть. Если мы имеем государственные инвестиции, то, соответственно, мы должны иметь очень жёсткий контроль, в том числе и ценовой, и планировочный, и конструктивный.

А в Стратегии это всё размазано и применён единообразный подход как к жилищному, так и к социальному строительству. А хотелось бы всё-таки зерна от плевел отделять.

Согласно последним опросам ВЦИОМ, 66 процентов населения страны хотят покупать жильё в индивидуальных жилых домах. А мы в своей Стратегии говорим о том, что 67 процентов жилья должно быть многоэтажным и многоквартирным. И лишь 33 процента отведены ИЖС.

С таким подходом у нас будут опять возникать обманутые дольщики. Если мы строим жильё, в котором не будут покупаться квартиры, то риск то, что оно будет не достроено, увеличивается в разы. Ведь если человек не хочет покупать квартиру, то его никак не заставишь сделать это. И мы уже и так пришли к этому. В том же Екатеринбурге уже стоят в центре города хорошие многоэтажные дома с выкупленными 25-30-тью процентами квартир. И здесь к населению, к его желаниям надо прислушиваться существенно более внимательно.

Конечно же, есть столица, город Москва, и Санкт-Петербург, и Красноярск. И ещё десятки крупных городов, в которых тема многоэтажного жилищного строительства востребована. Но ведь, помимо крупных городов, у нас тысячи малых и средних городов. Мы ведь Стратегию пишем не только для крупных мегаполисов, а и для них тоже, для всей страны. И, соответственно, должны быть цифры, учитывающие потребности населения. Соответственно, исходя из интересов граждан, необходимо поменять пропорцию в Стратегии.

Поэтому если мы сейчас занимаемся разработкой Стратегии, надо найти в себе смелость и внести в неё коррективы в интересах всего населения нашей страны. Конечно же, есть установленные сроки для подготовки Стратегии, но, если мы как сообщество хотим сделать Стратегию рабочей, сделать документ пригодный для жизни, а не для галочки, то необходимо просить и настаивать на том, чтобы правда жизни была отражена в тех документах, которые мы все готовим».
 


Войдите, чтобы оставить комментарий.
А как, по-Вашему, какую цель преследует НОСТРОЙ в делах о  банкротствах экс-СРО?
Последние комментарии