Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

Опубликовано: 08 августа 2019 в 15:19
0    269

НОПРИЗ и арбитражная управляющая Юлия Чувикина в деле банкротства СРО «ПАМ» проигрывают. Блицкриг не удался

На следующей неделе, а именно 15 августа Девятый арбитражный апелляционный суд будет рассматривать апелляционную жалобу по делу № 09АП-22571/2019. Ответчиком выступает Ассоциация «Проектировочный альянс «Монолит» (СРО «ПАМ», СРО-П-192-18062014) и двое физических лиц. А истцом – дружная команда в лице НОПРИЗ, ИФНС России по Московской области, шесть организаций и арбитражный управляющий Юлия Чувикина. Подробности читайте в материале нашего добровольного эксперта.

***

Эта процедура тянется уже год, а сведений о взысканных деньгах как не было, так и нет. Ожидалось, что основная «тема» будет заключаться в том, чтобы «подоить» бывших руководителей. Призвать тех, якобы, к ответственности для того, чтобы они под какими-то официальными или несоциальными угрозами хоть что-то «отбашляли». Но денежки, если и появятся, то, скорее всего, достанутся операторам судебного процесса – арбитражной управляющей Юлии Чувикиной и Ко.

Правда, пока видна только какая-то «мышиная возня», которая может кому-то показаться ничего не значащей, а вот команда арбитражного управляющего и представителей НОПРИЗ знают, что это денежная возня. В результате мы видим действия, направленные на создание расходов на арбитражного управляющего да ещё и юристов, которые находятся в первой очереди после нахождения любых денег экс-СРО «ПАМ» или каких-то её должников.

Все мелкие телодвижения, которые происходят в рамках судебного процесса, явно ориентированы не на восполнение компенсационных фондов в бюджет Национального объединения, а всё уходит на личное обогащение команды операторов…
Но давайте обо всём по порядку. Итак, пока Национальное объединение строителей пытается взять под контроль некогда могучий «Строительный альянс «Монолит» (бывший номер в реестре СРО-С-274-24022014), НОПРИЗ сотоварищи ведёт разбирательство в отношении проектно-изыскательской «дочки». На пике своей деятельности проектный «Монолит» показывал в своём реестре 4.289 членов, а его компфонды оценивались в 789,01 миллиона рублей. Что, хотя и меньше миллиардов, собранных старшими, строительными товарищами-монолитовцами, но тоже представляет собой интересную сумму.

Интерес это перешёл в практическую плоскость 8 августа 2018 года, когда НОПРИЗ подал заявление о признании должника банкротом. Судебные заседания тянулись почти год, включая длительный процесс уточнения конкретных сумм долговых обязательств, попытки принятия обеспечительных мер, а также взыскания личного имущества руководителей СРО. В число кредиторов, помимо Национального объединения изыскателей и проектировщиков, вошли ещё шесть юридических лиц – бывших членов СРО – и московские налоговики.

Закончилась первая фаза противостояния юристов «Монолита» с кредиторами решением суда о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства. Решение суда было опубликовано 25 апреля сего года. Общая сумма требований кредиторов составила 789,21 миллиона рублей. Конкурсным управляющим была назначена госпожа Чувикина, а срок конкурсного производства установлен в шесть месяцев.

После этого началась вторая фаза. Однако её инициатором выступили не юристы экс-СРО, как можно было бы предположить, а конкурсный управляющий. Госпожа Чувикина настаивает на взыскании убытков с руководителей «Монолита», а также принятии обеспечительных мер, которые выражаются в аресте имущества руководителей. В частности, конкурсный управляющий положила глаз на автомобиль «Хонда Цивик» 2002 года выпуска, принадлежащий президенту бывшей СРО Теймуразу Хабурзании. Эти попытки предпринимались ещё во время слушаний в суде первой инстанции и также были отвергнуты Девятым арбитражным апелляционным судом.

В определении отмечается: «Как обоснованно указал суд первой инстанции, конкурсный управляющий должника не представил доказательств разумности, необходимости и достаточности испрашиваемых обеспечительных мер, а также обеспечения баланса интересов заинтересованных сторон и предотвращения нарушения при принятии обеспечительных мер публичных интересов, интересов третьих лиц.

Доводы апелляционной жалобы о возможности причинения должнику и кредиторам значительного ущерба носят предположительный характер и не подтверждаются доказательствами.

По смыслу положений статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий, в том числе представления доказательств обоснованности и законности своих требований или возражений».

Таким образом, битва за Хонду Таймураза Гугуниевича была владельцем выиграна.

Но 24 июля госпожа Чувикина вновь подала апелляционную жалобу, на этот раз пытаясь оспорить требования других кредиторов, а в частности ООО «Ростовнефтехимпроект». Организация пытается взыскать с экс-СРО сумму в 36.721 рубль. Однако нюанс в том, что со своими требованиями она обратилась по истечению срока, предусмотренного Законом о банкротстве. В соответствие с пунктом 7 статьи 71, решение о включении в реестре требований в данном случае принимает суд, который дал организации добро. Очевидно, что Юлия Чувикина надеется оспорить это решение в апелляционной инстанции.

Отдельно стоит отметить иск ИФНС по городу Москве, которая пытается взыскать с «Монолита» пени в размере… 99 рублей 93 копейки. Каковая сумма также включена в реестр требований кредиторов.

В целом судебное движение вокруг экс-СРО «Монолит» вызывает устойчивое ощущение абсурдности происходящего. На фоне исчезнувшей суммы в три четверти миллиарда рублей ведутся напряжённые споры о 36,7 тысячи рубликов долга перед ООО «Ростовнефтехимпроекта», о сторублёвке, которую пытаются взыскать налоговики, наконец, о старичке-автомобиле, который пытаются изъять у Теймуразу Хабурзании. При этом нет никаких реальных попыток оценить активы бывшей СРО, перспективы их взыскания, ситуацию с исчезнувшими деньгами проектировщиков и изыскателей.

Огромные гонорары юристов и конкурсных управляющих тратятся на иски, сумма которых порой не превышает стоимость потраченной на производство бумаги. Процесс идёт, все стороны довольны, при том, что реальная перспектива вернуть деньги в отрасль равна нулю, о чём все участвующие стороны прекрасно осведомлены.
 


Войдите, чтобы оставить комментарий.
А как, по-Вашему, какую цель преследует НОСТРОЙ в делах о  банкротствах экс-СРО?
Последние комментарии