Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

/ Новости / 2019 / 06 / 19 /
Опубликовано: 19 июня 2019 в 14:20
5    628

Счётная палата провела мониторинг системы госзакупок. Цифровизация не работает! Конкуренция снижается! Коррупционные риски растут!

Счётная палата РФ опубликовала результаты мониторинга развития контрактной системы в сфере государственных и корпоративных закупок за 2018 год. Итоги оказались неутешительными – система работает с низкой эффективностью и аналогичным уровнем конкуренции. На обратил внимание наш столичный эксперт, которому мы и передаём слово.

***

С 2014 по 2018 годы уровень конкуренции практически не изменился и составил по 44-ФЗ около 3-х заявок на 1 лот, по 223-ФЗ – менее 2-х заявок на 1 лот. При этом более 50% общего объёма государственных и муниципальных закупок (по сумме) приходится на закупки у единственного поставщика (включая несостоявшиеся закупки), около 94% объёма корпоративных закупок осуществляются неконкурентными способами.

Относительная экономия по 44-ФЗ в 2018 году составила 5,54%, по 223-ФЗ – 4,4%.

Вместе с тем, законодательство в сфере закупок не содержит действенной системы ценообразования, включая определение и обоснование начальной (максимальной) цены контракта/договора (НМЦК). «При общем преобладании закупок, осуществляемых у единственного поставщика, проблема объективного расчёта цены контракта – один из основных вызовов при решении задачи по росту эффективности системы закупок. Так, к примеру, в рамках 44-ФЗ действует только рекомендательный порядок применения методов обоснования НМЦК. В рамках 223-ФЗ норм, содержащих единый порядок обоснования цены договора, вообще нет. Также отсутствуют ресурсы, содержащие достоверные источники референтных цен для расчёта НМЦ контракта или договора, что влечёт видимые риски их завышения», – заявил на коллегии аудитор Максим Рохмистров.

Помимо этого, 44-ФЗ излишне зарегулирован – отдельные его нормы противоречат друг другу или положениям, которые действуют в других сферах деятельности. Постоянное усложнение законодательства в сфере закупок приводит к росту издержек, как заказчиков, так и участников закупок, что негативно сказывается на привлекательности системы госзакупок. «Следовательно, не способствует росту конкуренции и, в результате, повышению эффективности закупок», – отметил господин Рохмистров. Хотя именно государство – один из немногих заказчиков в стране, у которого покупательская способность в последние три года растёт.

В 223-ФЗ не заложены нормы, способствующие повышению эффективности закупок и минимизации коррупции. В частности, не определён предельный срок оплаты товаров, работ, услуг и нет исчерпывающего перечня случаев закупки у единственного поставщика.

Другой фактор, который негативно влияет на конкуренцию в сфере госзакупок – ограничение доступа к корпоративным закупкам в результате внесённых поправок в 223-ФЗ. С 31 декабря 2017 года заказчики могут не размещать в единой информационной системе в сфере закупок информацию о закупках финансовых услуг, услуг по использованию государственного и муниципального имущества. В результате, как отметил аудитор, «из публичной сферы были выведены закупки на сумму примерно в 7,5 триллиона рублей».

Всего, по данным отчётов заказчиков, в 2018 году заключено договоров на общую сумму в 24,2 триллиона рублей. При этом в ЕИС размещена информация о заключённых договорах на 16,7 триллиона. То есть, в ЕИС отсутствуют данные о договорах на сумму около 7,5 триллиона рублей. В 2017 году объем договоров, о котором в ЕИС отсутствовала информация, был более чем в два раза меньше – 3,4 триллиона.

Существенные недостатки в функционировании ЕИС не позволяют использовать её как надёжную основу для цифровизации закупок. Например, проверка показала, что 21% времени своего существования она была недоступна в связи с проведением технических работ. Информация по большей части размещается не структурировано. Кроме того, в системе нет алгоритмов, которые бы автоматически выявляли недостоверные данные. Указанные недостатки системы государственных и корпоративных закупок генерируют значимые коррупционные риски.

Отметим, что эти выводы соответствуют тем оценкам, что ранее высказывали представители саморегулируемого сообщества. Так, генеральный директор Ассоциации «Сахалинстрой» Валерий Мозолевский ещё год назад говорил, что в настоящий момент мало кто и в НОСТРОЙ понимает, что по 223-ФЗ получается очень большой процент закупок с единственным поставщиком (около 65%).
Чуть меньше – по 44-ФЗ. А эти закупки не входят в ответственность по ОДО. И получается, что ужесточение требований для членов СРО практически никак не влияет на указываемые саморегуляторами и аудиторами СП негативные последствия.

ОТ РЕДАКЦИИ. А как Вы, уважаемые читатели и профессионалы СРО-сообщества, оцениваете сложившуюся в стране систему госзакупок? Есть ли изменения в положительную сторону или всё действительно плохо и нуждается в срочных переменах? Ждём Вашего мнения!

Ваш ЗаНоСтрой.РФ
 


Войдите, чтобы оставить комментарий.
А как, по-Вашему, какую цель преследует НОСТРОЙ в делах о  банкротствах экс-СРО?
Последние комментарии