Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

/ Новости / 2018 / 12 / 28 /
Опубликовано: 28 декабря 2018 в 14:01
1    416

Десять лет саморегулированию в строительстве: нас нагнут, а мы крепчаем?!

Заканчивается 2018 год, в котором мы отпраздновали десятилетний юбилей саморегулирования в строительстве. Строго говоря, деятельность саморегулируемых организаций регламентирована Федеральным законом от 1 декабря 2007 года № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» и главой 6.1. Градостроительного кодекса РФ (то есть, можно отмечать и 11 лет). Однако именно в 2008 году стали появляться первые строительные СРО. А после того, как 1 января 2010 года было прекращено лицензирование деятельности в области инженерных изысканий, проектирования и строительства, СРО стали основными игроками на этом рынке. Без их допуска строительные компании не имели права работать.

Принято считать, что начальные годы саморегулирования были самыми «жирными». Те, кто первыми «просёк фишку», и те, под кого введение этого института лоббировалось, получили доступ к очень существенным денежным ресурсам. Вступительные и регулярные членские взносы, взносы в компенсационный фонд, игра с этим КФ на депозитах различных банков – всё это создавало для СРО солидную материальную базу.

Вместе с тем, первостепенные задачи саморегулирования – повышение безопасности строительства объектов и снижение травматизма при солидарной ответственности строителей – всё как-то задвигались на второй план. По крайней мере, именно такое ощущение возникало у сторонних наблюдателей.

Возможно, всё объяснялось тем, что при внедрении системы саморегулирования, собственно, системы и не было. Был определённый набор идей, «хотелок» и желаний, заимствованных у западных стран, где этот институт успешно функционировал многие годы. В России всё шло методом проб и ошибок. Саморегулирование как бы было пущено на самотёк. Профессиональному сообществу дали что-то вроде конструктора «Лего» и сказали: «Давайте, собирайте! Авось, чего получится!»
Недаром же и при первом президенте НОСТРОЙ Ефиме Басине и при втором – Николае Кутьине регулярно у журналистов возникал вопрос «А как Вы думаете, саморегулирование состоялось?». Отвечали на него президенты вместе с коллегой по НОПРИЗ (тогда ещё НОП) Михаилом Посохиным, отвечали министры с вице-премьерами, отвечали депутаты Госдумы и сенаторы.

Для сравнения сегодня этот вопрос практически забыт, а тогда уж очень многих волновал. Так что можно констатировать «состоялось!» и успокоиться. Опять же вопрос в каком виде – тут можно дискутировать.

Следствием «халявы, напавшей на саморегуляторов», и слабого законодательства стало появление так называемых коммерческих СРО, которые торговали допусками на строительство налево и направо через Интернет.

Некоторое время это всем спускалось с рук. Но в июле 2016 года власти инициировали достаточно радикальную реформу сферы саморегулирования в строительстве. Ключевыми изменениями стали:
  • переход строительных компаний в саморегулируемые организации по «месту регистрации»;
  • создание дополнительного компенсационного фонда обеспечения договорных обязательств;
  • контроль исполнения контрактов членов саморегулируемых организаций.
По мнению инициаторов, это должно было привести к улучшению качества строительных работ, повышению ответственности СРО и её членов. Однако опять-таки вышло не совсем гладко. Регионализация довольно чувствительно ударила по саморегуляторам, заставив нести материальные и репутационные потери.

Ужасы 372-ФЗ продолжились и с компенсационными фондами. Возникший в 2018 году «луч света в тёмном царстве» законопроект об «амнистии компфондов» пока остаётся завёрнутым.

Кроме того, упомянутый всуе закон отменил для строительных организаций обязательное членство в СРО. В список участников вошли:

– генподрядные организации, заключающие договоры строительного подряда на конкурсной основе на сумму свыше 3-х миллионов рублей;

– застройщики, которые строят самостоятельно и технические заказчики.

«Что такое саморегулирование для строителей сегодня? Очередной из барьеров, который надо преодолеть. Мы для многих эту нагрузку убрали. Безусловно, это хорошо для малого и среднего бизнеса», – комментировал тогда ситуацию третий по счёту президент НОСТРОЙ Андрей Молчанов.

Важным нововведением прошедшей реформы стала персонализация ответственности в виде Национального реестра специалистов. Но и здесь не обошлось без ляпов. Большинство профессионального сообщества посчитало, что требования к членам НРС слишком завышены. Но на предложения их ослабить, НОСТРОЙ явно противится. В итоге мы имеем порядка у 10-15% строительных организаций отсутствие специалистов, и как эти организации будут работать, не ясно.

Среди сегодняшних вызовов безусловной угрозой для саморегулируемых организаций эксперты называют «вменённую ответственность за какие-либо виды работ, которые возникли либо без СРО, либо до появления СРО, либо те, к которым СРО не имеет никакого отношения». Наглядный пример – это требования дольщиков привлечь саморегуляторов в качестве ответчиков за застройщиков, которые членами СРО не являются. Саморегулируемые организации имеют цель повышать качество строительства, снижать травматизм и причинение вреда третьим лицам, а не разделять финансовые риски компаний, по сути, превращая саморегулирование в страхование.

Что же будет дальше? Конечно, строителям и саморегуляторам не привыкать к тому, что законодательство, возможно, будет скоро снова меняться. Люди уже тёртые – переживём и это. Но, может быть, прислушаться господину Молчанову, который заявил о том, что «нам надо обуздать желание постоянно переписывать законы и менять правила. Дайте строителям хотя бы год поработать в условиях правовой стабильности».

Ваш ЗаНоСтрой.РФ


 


Войдите, чтобы оставить комментарий.
А как, по-Вашему, какую цель преследует НОСТРОЙ в делах о  банкротствах экс-СРО?
Последние комментарии