Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

/ Новости / 2016 / 09 / 28 /
Опубликовано: 28 сентября 2016 в 16:17
23    2762

Николка-ушкуйник или Взгляд на регионализацию СРО из времён всего лишь пятисотлетней давности…

ОТ РЕДАКЦИИ. В ответ на нашу публикацию «Московская СРО Николая Шапова переселяется на Сахалин» мы получили послание постоянного автора, работающего под псевдонимом Референт Службы. Как он заметил, ситуация, когда незваные гости сгоняли хозяев со своих исконных мест, не нова. Внимательно изучив старинные русские летописи, наш эксперт-инкогнито нашёл в них упоминание о схожем эпизоде, о чём и спешит рассказать читателям ЗаНоСтрой.РФ. Передаём ему слово.

***

Сахаринский воевода пошарил перстами в ендове: не обыщется ли ещё кус рыбины? Но пусто уж было, лишь единый рассол взбаламучивал сосуд сей. Валерьян Павлиодорович отрыгнул зело громко. Сотворил крёстное знамение поперёк рта. Вдругорядь отрыгнул и постучал жезлом:

– Пошто ключница Клёпка не жалует ко мне. Скоро уж полудень, а нутко кликнуть её!

В сенях дробно застучали кованые каблуки двух рынд. Пахнуло негоже, поспешив исполнить воеводин приказ, сократили путь через чёрную лестницу и открыли двери в личный валерьянов нужник, мимо коего не пройти, ни выйти из хором…

Не успел воевода порядить осьмое рыгание – Клёпка уже тут как тут. Как водится, склонилась в земном поклоне.

– Здорова буди, девка. По какой такой прихоти не видать тя, да не слыхать?


– Батюшка-воевода. Недосуг мне было, приходы в Твою воеводину казну разносила. Только вот зело чудно мне…

– Что же тебе чудно показалося, дурная ты баба?

– А то батюшка мой воевода и заступник, что нет приходу в казну твою от новых холопей. А старые то хоть и платят оброк, да ропщут на тебя зело громко.

– Что ты буркалы свои на меня распялила. Знамо, чего ропщут. Это всё разбойник Николка Шапкин прелестными грамотами их своими с пути сбивает. В ватагу свою всех недовольных собирает.

– Слыхала про нехристя этого. Принесло его нашу голову, окаянного. Башка бела уж вся, а всё озорничает с ушкуйниками своими.

– Не твово ума дела, дурища. Поди прочь!

Клёпка сама не своя от радости, что пронесло сегодня и не получила от воеводы самолично батогом, опрометью бросилася из палаты Валерьяна на свою женскую половину. Только глухо застучали её босые ступни по полу. Из нужника опять негоже пахнуло.

«Надо запретить ходить чрез чёрный ход», – подумалось Валериану Павлиодоровичу.

Глупая Клёпка, сама того не ведая, растеребила своею новостью самую тонкую струну на гуслях души сахаринского воеводы.

В палату чуть не кубарем вкатился любимый воеводин дьяк. Да как вкатился, так и замер в двух шагах от красного расшитого райскими цветами воеводиного сапога, не смея глаз поднять на своего земного владыку.

– Не вели казнить, вели слово молвить воевода – не подымая глаз взмолился дьяк.

– Говори, сучье семя, что стряслось, – почти ласково изрёк Валериан Павлиодорович.

– Не вели казнить воевода, да только измена и у тебя в хоромах ныне завелась. Советники твои нерадивые, гордынею ослеплённые, переметнуться к Николашке задумали.

Пучина гнева затопила ум воеводы.

– В железо их изменников, да пытать огнём пока не сознаются в изменах своих! А имущество их безвозвратно в казну мою отобрать.

– Быть посему, воевода!

– Прочь поди, дурак. Думу свою воеводскую думать буду теперь.

Гневлив был, да скор на расправу Валерьян Павлиодорович. За нрав его буйный боялись его не только дворня, а и другие воеводы. Всяк знал, что по-своему порядит, коль что в голову ему войдёт.

За окном послышался топот копыт да ржание лошадиное. Отвлёкшись от своих чёрных дум, воевода выглянул в резное оконце искусно отделанное слюдой.

«Добрые кони, не местные. В наших детинцах такие отродясь не стаивали», – подметил Валерьян.

Вдруг лицо его переменилось в одночасье, да и было отчего. В одном из всадников разглядел он своего обидчика, Николку Шапкина. Подивился воевода такой наглости разбойника. Ну да что делать, коль сам пожаловал, не гнать же со двора. Разговоров да бабьих сплетен и пересудов потом не оберёшься. Из сеней в палату шагнул Николка.

– Здоров буди, Валерьян Павлиодорович

– Здорово и тебе, Николка, пошто тебя разбойника принесло сюда, али не слыхал мой воеводский указ, повелевающий тебе прочь убраться со своими робятишками?
– Да пошто гневаешься ты, воевода, неужто вдвоём нам тесно будет?

– Не твово ума дела тесно аль просторно, да и не о том наш государь думал, когда всех по воеводствам распределял.

– Да нет дела государю до того, как порядим мы с тобой так и будет. Государю то от нашего с тобой соседства убытка не будет. Нет ему разницы в том, кто подати с холопей соберёт.

– Брешешь ты, собака, поклёп на Государя наводишь.

– Сам собака, натко ты выкуси, – сложил ему кукиш Николка.

Тёмная пучина гнева потопила разум воеводы, застила очи ему. Кровушка буйно прихлынула и к челу, и к вискам, и к потылице. Не учуял воевода, как поднял жезл свой, да швырнул в Николку…

– Потчуйся моим угощением, сукин сын, дурак!

– От сукина сы… – начал было Николка, да и пал аки колос созрелый под серпом селянина…

А уж стучали коваными сапогами рынды воеводские, да советники и иные с воеводина двора людишки. Да было уж поздно: седая голова Николки Шапкина словно лебедь белая плавала в собственной крови…

ОТ РЕДАКЦИИ. Вот такой «ужастик» получился у нашего добровольного автора. «Ужастик», конечно, как и сказка, ложь, да и намёк в нём есть. Как Вы считаете, наши уважаемые читатели и профессионалы саморегулирования? Может, добавите что-то к выше рассказанному? Ждём Ваших откликов на сию быль-небыль на нашем форуме!

Ваш ЗаНоСтрой.РФ
 


Войдите, чтобы оставить комментарий.
В каком объёме, на Ваш взгляд, будут возвращены займы в компфонды ОДО?
Последние комментарии