Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

/ Новости / 2016 / 09 / 27 /
Опубликовано: 27 сентября 2016 в 11:40
81    4072

Изумлённый чиновник: Съезд, Съезд, Съезд! Победителей или проигравших? По мотивам одноимённой Оперы

ОТ РЕДАКЦИИ. Как мы и обещали вчера, представляем Вашему вниманию, уважаемые читатели, вторую фантасмагорическую версию Съезда Национальной Организации Строителей (НОС). Передаём слово её автору – Изумлённому Чиновнику.

***

Зал Съезда НОС в «Рэдиссон Славянская». В президиуме только три человека: Почётный Председатель Васин, Сам Куратор Димитрий Олимпийский и Министр, уважительно титулованный сообществом званием Режиссёр.

После того, как Васин открыл Съезд и закончился гимн, секретничавшие в первом ряду Председатель НОС Андрей, Представитель Министерства Ахмад и Руководитель Аппарата Виктор поднялись на сцену и заняли свои места в Президиуме. К ним присоединились великолепная Принцесса коттеджного королевства Элен, обаятельный, но суровый Руководитель Надзорного ведомства Лёшин, чей внимательный взгляд через изящные очки в золотой оправе наводили священный ужас на недобропорядочных саморегуляторов и «коммерсов», а также Бывший Министр и Председатель Российского союза благодетелей строительного бизнеса Владимир Столешников и Председатель НОПИЗ, не оставляющий надежд возглавить объединённое НО. Окинув ещё раз взглядом президиум, Андрей взял ведение Съезда на себя.

Пошла своим чередом привычная на таких мероприятиях тягомотина с формированием мандатной и счётной комиссий, утверждением повестки дня и регламента Съезда с жёсткой и бескомпромиссной борьбой за минуты в выступлениях с трибуны и из зала. Покончив с бюрократическими формальностями, все плавно перешли к самому «вкусному» – традиционному на таких мероприятиях славословию по принципу: сам себя не похвалишь, никто не похвалит. Поскольку Съезд был не выборным и никаких исторических решений на нём принимать не предполагалось, то неудивительно, что и уровень поздравительных посланий, телеграмм и прочих демонстраций «лояльности, одобрения и самого искреннего восхищения» оказался соответствующим.

Куратор Димитрий Олимпийский прямо со своего места в Президиуме зачитал приветствие Съезду от самого себя, выразив особое удовлетворение тем, с какой радостью и воодушевлением саморегулируемое сообщество восприняло исторические решения недавнего Госсовета и принятый во исполнение поручений Верховного пакет законодательных актов, включая судьбоносный 372-ФЗ. В заключение он пожелал Съезду плодотворной работы и пообещал и дальше внимательно прислушиваться к чаяниям саморегулируемого сообщества и учитывать его интересы, особенно в том, что касается единодушно поддержанной, как он понимает, всеми регионализации и перевода средств компфондов законопослушных СРО в надёжные уполномоченные банки, чтобы предотвратить их неожиданную потерю от не всегда гуманных и профессиональных действий агрессивно-надзорного ЦБ.

При этих словах зал в едином порыве вскочил с кресел и устроил обожаемому Куратору «долгие, несмолкающие аплодисменты, переходящие в овацию». В расположении группы московско-питерских делегатов послышались восторженные крики «Je suis Charlie» (Я – Шарли) «Даёшь 372-й» и «Считайте нас регионалами». В заднем проходе экзальтированная делегатка из Сибири, в чьём регионе никогда не было своей СРО, посылала в Президиум воздушные поцелуи, а Валерий, который два года своей непростой жизни положил на идею регионализации, не стесняясь окружающих, встал во весь рост и затянул: Боже, САМОГО храни, сильный державный, действуй на славу, на славу нам! Анна плакала навзрыд и целовала Валерию руки, причитая: это ты, это всё ты, это твоя заслуга!

Когда зал немного успокоился, слово взял Министр. Помимо традиционных поздравлений, пожеланий и ритуального заклинания: «Мы все тут строители!», он, памятуя о принципах правильной режиссуры, уделил основную часть своего выступления комплиментам Совету и Аппарату НОС, которые, по его словам, абсолютно конфиденциально проделали гигантскую работу по подготовке и шлифовке текста 372-ФЗ, а затем на совещаниях, круглых столах и в грамотнейших публикациях на своём портале, в «Газете зодчих», на сайте у суперосведомлённой Амазонки и даже на известном своей щепетильностью в отношении публикуемых материалов и труднодоступностью портале ЗаНоС. Тут Министр счёл необходимым особо отметить исключительную важность заключённого недавно соглашения о прямом сотрудничестве НОС с этим влиятельнейшим источником информации о состоянии дел в российском строительном саморегулировании, который читают во всех эшелонах государственной власти. При этих словах впервые получивший допуск в ВИП-зону Главный Редактор ЗаНоСа встал, смахнул скупую мужскую слезу, и, повернувшись к залу, церемонно раскланялся. Из зала послышались крики: «Серёга, давай, режь правду-матку! Ты – наше всё!».

Министр опустился на своё место, будучи всё ещё завороженным звуками своего голоса, продолжал делать приветственные знаки рукой членам Совета НОС и узнаваемым делегатам из группы поддержки 372-ФЗ, с которыми успел близко познакомиться за время проведения закона через Государственную Думу.

Однако в атмосфере демонстративной эйфории и раболепствующего экстаза, сопровождавших выступления двух самых последовательных и твёрдых защитников интересов строительного саморегулирования, от наблюдательного глаза не могли укрыться некоторые признаки неблагополучия в зале и даже явные аномалии. В среде делегатов началось хождение, появилась групповщина, начали нарастать неблагоприятные тенденции. Тенденции что-то выкрикивали и размахивали руками.

В зале, в проходе у правого бокового выхода, ведущего в таинственную Переговорную № 5, неожиданно быстро сформировалась возбуждённая группа делегатов, которые что-то бурно обсуждали между собой, часто демонстрируя в сторону Президиума известный жест в виде согнутой в локте руки со сжатым кулаком и вложенной в место сгиба ладонью другой. Жест был красноречивым и перевода не требовал. Эти люди целенаправленно и уверенно занимали выгодную стратегическую позицию, явно рассчитывая перекрыть путь отхода Самому Куратору и Министру. По всему ощущалось, что они принадлежали к агрессивно непослушному меньшинству, состоящему из откровенных лузеров регионализации.

Заводилами в группе были какие-то авторитеты, среди которых Министр узнал бывших вице-президентов НОС и так называемых «отраслевиков» во главе с некогда могущественным олигархом от СРО, за глаза завистливо величаемым «Атомным Семёнычем». Рядом с ним крутился, всё время подобострастно ловя каждое слово вождя и тут же поддакивая, невысокий юркий человек с горящим взглядом потерявшего компфонд доктора экономических наук. Он периодически размахивал какой-то бумажкой и выкрикивал: «Конституция», «Императивная норма», «Прямое действие» – и ещё какие-то трудноразличимые слова. Ба, да это же тот самый Михтаян, молнией пронеслось в голове Министра, известный повелитель телекоммуникационного пространства и любитель тантрических практик саморегулирования на Канарских островах.

Натренированная режиссёрская память на персонажи услужливо высветила это лицо, так поразившее Министра на фотографии из статьи об адресованном ему «открытом письме», которую он прочитал на своём любимом новостном портале ЗаНоС. «А в жизни он совсем даже и несимпатичен, – пробормотал Министр, – хотя и с характерной внешностью, я бы ему спокойно роль КвазиСРОдо доверил». Перед глазами промелькнули картины недавней поездки в Париж, на строительный форум, с интересными встречами, посещением музеев, театров, Мулен Руж (ах, какой канкан!), ну, и, конечно же, Собор Парижской Богоматери. Вспомнив детство, Министр незаметно для других перекрестил грудь: «Чур меня, чур меня», – прошептал он и стал писать записку: мол, обстановка накаляется, пора сваливать…

Прочитав записку, Димитрий Олимпийский согласно кивнул, – ему тоже не нравилось, как разворачивался сценарий Съезда. Достигнув вершин власти, Куратор побывал во многих ситуациях и предпочитал попусту не рисковать карьерой и здоровьем. Приняв сигнал, Министр судорожно сунул руку в карман, вытащил мобильник и, подвинувшись ближе к микрофону, чтобы его услышали в зале, взволнованно-торжественно произнёс: «Да, Дмитрий Анатольевич, конечно, Дмитрий Анатольевич, Димитрий Олимпийский тоже здесь, сейчас же выезжаем!!!».

Поднявшись, оба чиновника извинились, наскоро пожали руки Андрею, Виктору, Васину, Лёшину, Владимиру Столешникову и Председателю НОПИЗ, чмокнули в щёчку великолепную Элен и, чтобы не встречаться с группой «отраслевиков» и ужасным Михтаяном, напомнившим Министру своим письмом пламенные речи Андрея Януарьевича Вышинского, государственного обвинителя на всех трёх Московских процессах 1936 – 1938 годов по делу троцкистов и правой оппозиции, быстрым шагом направились к противоположному боковому выходу из зала, который уже блокировала опытная в таких делах охрана гостиницы.

А Министр шёл и всё не мог успокоиться, так поразил его вид и взгляд Михтаяна. По спине Министра под дорогим костюмом бегали мурашки, ведь совсем недавно он где-то прочитал отповедь Вышинского тогдашнему руководителю всесильного НКВД Генриху Ягоде: «Вся наша страна, от малого до старого, ждёт и требует одного: изменников и шпионов, продавших врагу нашу Родину, расстрелять как поганых псов!… Пройдёт время. Могилы ненавистных изменников зарастут бурьяном и чертополохом, покрытые вечным презрением честных советских людей, всего советского народа. А над нами, над нашей счастливой страной, по-прежнему ясно и радостно будет сверкать своими светлыми лучами наше солнце. Мы, наш народ, будем по-прежнему шагать по очищенной от последней нечисти и мерзости прошлого дороге, во главе с нашим любимым вождём и учителем – великим Сталиным – вперёд и вперёд к коммунизму!».

«И эти люди позволяют себе что-то говорить о гражданском обществе», – возмутился Министр. Ещё раз с опаской взглянув в сторону Михтаяна, он вслед за удаляющимся Самим Куратором почти бегом выскочил из зала. В голове на автомате из режиссерского прошлого всплыли строчки бессмертного «Горе от ума»: «Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок! Бегу, не оглянусь»…

Двери зала закрылись. Съезд продолжил свою работу. Предстояло обсуждение ключевых вопросов, направленных на борьбу с фрондой внутри НОС и укрепление вертикали власти с доведением её до привычного единоначалия в крупной олигархической строительной корпорации. После ухода высоких гостей и разгона службой безопасности оппозиционеров-отраслевиков зал начал успокаиваться. Надо было переходить собственно к повестке дня Съезда. Андрей напрягся, сосредоточился и выпустил к микрофону ответственного за Устав Руководителя Аппарата Виктора.

Сообщив делегатам, что Совет уже всё обсудил, координаторы подтвердили поддержку региональных СРО выбранному курсу на реформирование Устава, то больше тут дискутировать нечего, поскольку в соседнем зале делегатов уже ждёт вкусный обед с разными деликатесами и вкусняшками. Зал радостно зашумел, а региональные делегации срочно направили своих представителей бегом занимать столы и грести деликатесы. Пошла движуха.

Но тут, пользуясь возникшим замешательством, к одному из микрофонов, установленных в зале, пробились, встав спина к спине, два известнейших и пользующихся оглушительной популярностью среди оппозиционно настроенного сообщества срошников, экспертов портала ЗаНоС – делегаты Сталицын и Юсупджан. Они начали что-то горячо говорить о недоработках в Уставе и его потенциальной недееспособности, затронув, конечно же, и животрепещущую проблему размера членских взносов. Делегаты стали массово возвращаться на свои места, предвкушая зрелищную битву титанов юриспруденции и здравого смысла с чиновными юристами Аппарата НОС.

Но, Виктор быстро отключил диверсантам микрофон, а начавший обильно выделяться у делегатов желудочный сок тут же погасил интерес к мнению младотурок-либертарианцев…

На сытое и сонное послеобеденное время были запланированы к обсуждению самые острые вопросы повестки дня, по которым ожидались бурные выступления честного и поэтому неуправляемого «немолчаливого меньшинства».

Вездесущему и всезнающему тайному советнику Руководителя Аппарата Гаранту удалось в самую последнюю минуту вскрыть хорошо законспирированный заговор представителей нескольких обречённых СРО с целью организовать рассчитанные на внимание прессы громкие протесты в ходе обсуждения второго вопроса повестки дня: «Исполнение функций, предусмотренных Градостроительным кодексом».

Доказательные и логически выверенные выступления оппозиционеров были подготовлены на экспертных материалах портала ЗаНоС, предоставленных самоотверженным питерским героем-одиночкой, неподражаемым и непререкаемым Сталицыным и таинственным, но не менее популярным, безапелляционным и всегда хирургически точным Дохтором Лав, которого признанные в определённых кругах законоведы не стесняются открыто называть современным Анатолием Кони или даже Фёдором Плевако.

На основании упреждающей информации, полученной верным Гарантом, предпринятая отважным спикером этой группы Юсупджаном вторая попытка завладеть микрофоном в зале была пресечена на корню непосредственно из Президиума криками: «Хватит толочь воду в ступе», «Всё уже слышали, не будите делегатов!». Группу поддержки, начавшую было скандировать: «Сталицын! Сталицын!» – быстро вывели из зала подоспевшие бравые секьюрити гостиницы.

Воспользовавшись возникшей суматохой, координатор Алексей попросил слова по третьему вопросу повестки: очередного своего отчёта в рамках саги о пополнении компенсационного фонда саморегулируемой организации Союз «Строители нефтяной отрасли Северо-Запада». Пока охрана выводила оппозиционеров, Алексей быстро промямлил скороговоркой что-то о трудных временах, безответственном ЦБ и закончил фразой, что, мол, все под Богом ходим, ребята хорошие, всё постараются восполнить, если, конечно, успеют и доживут до священного часа Ч.

К этому моменту большая часть делегатов после сытного обеда уже счастливо дремала и, пребывая в нирване, мало интересовалась тем, что происходит под убаюкивающие звуки монотонных речей. И снилось им, как новый состав Государственной Думы, взглянув свежим взглядом на 372-ФЗ, решительно отменяет его под одобрительным взглядом Гаранта гражданского общества. По залу почти физически ощутимо разливалась благодать спиртных паров.

Однако ближе к концу Съезда по залу вдруг забегала охрана гостиницы, что резко пробудило и серьёзно взбудоражило делегатов. Из президиума в зал срочно позвали Руководителя Аппарата и Бывшего-Будущего Первого Вице-Президента. Собравшись у выхода к Переговорной № 5, от которого после ухода Самого Куратора и Министра уже давно рассосались срошники-отраслевики с так напугавшим высоких гостей Михтаяном, чиновники НОС вместе с секьюрити принялись возбуждённо обсуждать какую-то бумажку, которую дрожащей рукой держал руководитель охранной фирмы. Сквозь трансляцию полной оптимизма и веры в светлое будущее саморегулирования речи московского координатора Иоанна Славослова прорывались обрывки взволнованных фраз: «Кто? Где? Какой такой ещё «партизан»? Какое АнтиСРО? Кто-нибудь видел его в лицо?».

Руководитель Аппарата Виктор, который, как и Министр, не начинал рабочего дня, не просмотрев новостную ленту портала ЗаНоС, вспомнил, как в комментариях со словосочетанием «партизан АнтиСРО» часто упоминался некий Вольдемар Полощук, который даже иногда под уикенд комментировал с двумя медалями на аватарке некоторые забойные статьи, странно коверкая слова и переиначивая детские стишки со всеми признаками острой сексуальной недостаточности. Он также вспомнил, что его главный тайный советник Гарант, которого открыто ревновали не дотягивавшие до его уровня аналитики Аппарата НОС, неоднократно упоминал в комментариях на том же ЗаНоСе, что не только знает Полощука лично, но и когда-то имел с ним деловые отношения.

Оглядев зал и найдя в условленном месте Гаранта, Руководитель Аппарата сделал ему рукой знак срочно подойти и, наступая на ноги сидящим делегатам, Гарант метнулся к начальнику. Дискуссия продолжилась ещё оживлённее. Наконец, что-то сказав руководителю охранной фирмы, Виктор отправил с ним Гаранта, громко произнеся при этом: «Я очень рассчитываю на Вас, Давид!». Схватив бумажку, Гарант направился к заднему проходу, где его перехватил его друг координатор Валерий, счастливо урегулировавший к тому времени все проблемы с Анной.

«Что? Что там происходит?», – схватив проходившего мимо Гаранта за рукав, спросил Валерий, но тут же приложил палец к губам, давая знак молчать. Он увидел, как через задний проход к ним направился ненавистный координатор Алексей, который всегда хотел всё знать первым. Он явно волновался, что было заметно по его пунцовому усатому лицу. «Вроде бы, ещё и не пили», – промелькнуло в голове у Валерия, пытавшегося увести Гаранта подальше к выходу. Но от многократного призёра ВС СССР по многоборью и мастера спорта так просто не убежишь.

Настигнув приятелей уже у выхода из зала, Алексей строго спросил: «Ну, что там такое стряслось? Говори!». Гарант, который любил бывать в Северной столице и посещать всегда красочные и хлебосольные мероприятия Алексея с неизменными звёздами художественной гимнастики – предметом тайной страсти сурового координатора – остановился и жарко зашептал: «Полный атас! Говорят, что в гостиницу, проплатив за номер, сам вождь АнтиСРО Полощук приехал в пальтишке рваном, прикрывался Вовой-юродивым, ходит, никем не опознан». «Сегодня, – говорит, – подниматься рано, а послезавтра поздно!».

«Завтра, значит», – прошептал Валерий и схватился за голову. Прямо по Маяковскому! А дальше что: почта, телеграф, телефон, телевидение, НОС? Всё, надо срочно увозить Анну на Сахалин! «Где я швыряю камушки с крутого бережка Далекого пролива Лаперуза», – вдруг вспомнились ему слова задорной песенки советских времён. Да, только туда, подальше от этого монстра АнтиСРО, решил Валерий и, оставив ошарашенного Алексея с Гарантом, направился в зал.

Тревога оказалась ложной, и все успокоились, когда Гарант узнал в странного вида одиночном пикетчике-юродивом, расположившемся прямо напротив входа в гостиницу, того самого «ужасного Полощука». Пикетчик держал в руках плакат, на котором размашисто было написано «На каждую СРО своё АнтиСРО!» и большая фига в обрамлении купюр различного достоинства.

Группа захвата вернулась к залу заседания, где уже закончился Съезд, и делегаты шумною толпой направлялись к вновь накрытым столам с предвкушением доброй выпивки и вкусного ужина.

В большом банкетном зале со столами на 10 человек, покрытыми белыми скатертями и окружёнными предупредительными официантами, собрались все делегаты, гости и представители прессы. Поблагодарив участников Съезда и наградив медальками НОС наиболее преданных тружеников строительного саморегулирования, Андрей и Виктор, как и на прошлом Съезде, который и привёл их на Малую Грузинскую, дружно встали и покинули пирушку. Это был не их уровень.

Шёл седьмой год саморегулирования…

ОТ РЕДАКЦИИ. Ну вот и конец фантасмагориям! Завтра мы все увидим, насколько были правы или нет наши авторы. А пока мы ждём на нашем портале Ваши рецензии, уважаемые читатели и профессионалы саморегулирования!

Ваш ЗаНоСтрой.РФ
 


Войдите, чтобы оставить комментарий.
В каком объёме, на Ваш взгляд, будут возвращены займы в компфонды ОДО?
Последние комментарии