Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

/ Новости / 2015 / 09 / 17 /
Опубликовано: 17 сентября 2015 в 09:40
23    3098

НОПРИЗу придётся вернуть обанкротившемуся банку более 15 миллионов рублей?

Представьте себе такую ситуацию, уважаемые читатели. Забрали Вы из банка свои собственные кровно заработанные денежки, которые ранее там у Вас лежали. Может, купить что-то решили или пришли к выводу, что дома под подушкой оно целее будет – не суть важно. И вот долго ли, коротко ли, после этого к Вам в дверь стучит вежливый человек с корочками конкурсного управляющего и говорит, что банк-то, оказывается, обанкротился, как раз через месяц после того, как Вы успели денежки забрать. Вы, разумеется, только радуетесь своему разумному решению и спрашиваете, что, мол, теперь, от Вас-то требуется? «А ничего, – отвечает вежливый человек с корочками. –Верните-ка денежки обратно». – «То есть как?» – «А вот так. Нарушили, Вы, уважаемый, права других вкладчиков, менее расторопных. Банк на тот момент уже на ладан дышал и активов не имел, так что – деньги на бочку и в общую очередь. Авось что-то и получите».

Скажете, нонсенс? Отнюдь. Именно в такой ситуации оказалось Национальное объединение изыскателей и проектировщиков. Причём, расстаться НОПРИЗу придётся с весьма некопеечной суммой в 15,35 миллиона рубликов. Соответствующее решение принял Арбитражный суд города Москвы (ознакомиться с документом можно по ссылке ниже – ред.).

А начиналось всё в недалёком 2013 году, когда НОПРИЗ (который тогда ещё был поменьше и звался НОП), открыл счёт в коммерческом банке «Монолит». Однако уже через год осторожные ноповцы почувствовали что-то неладное и начали в срочном порядке выводить свои денежки. Сначала 10, а потом ещё 5,35 миллиончика были благоразумно переведены на счёт в «сверхнадёжном» Сбербанке. Примерно через месяц Центробанк лишил «Монолит» лицензии, а питомцы Михал Михалыча, в смысле президента НОПРИЗ Михаила Посохина, вытерли пот с натруженных лиц. Успели.

Радость, как оказалось, была преждевременной. В банк был назначен конкурсный управляющий от Агентства страхования вкладов господин Чугумбаев, который первым делом полистал перечень последних операций кредитного учреждения. А полистав, с доброй улыбкой потянулся к перу и чернилам.

Согласно аргументам конкурсного управляющего, сделка была недействительной, повлекла предпочтительное удовлетворение требований одного кредитора перед другими и изменение очередности удовлетворения требований кредиторов. То бишь, НОПРИЗ должен был знать, что банк на тот момент уже был неплатёжеспособен и не пытаться спасать свои деньги вне очереди.

Юристы Нацобъединения, понятно, выдвинули свои аргументы. А именно – что конкурсным управляющим не представлены достоверные и допустимые доказательства наличия на момент совершения оспариваемых сделок признаков неплатёжеспособности или недостаточности имущества должника.

Интересны основания, руководствуясь которыми суд подошёл к рассмотрению дела.

Во-первых, это хорошо известная статья 61.3 «Закона о банкротстве», согласно которой, сделка, совершённая должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечёт или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований.

Во-вторых, статья 189.40 того же «Закона о банкротстве», согласно которой сделка, совершённая кредитной организацией (или иными лицами за счёт кредитной организации) до даты назначения временной администрации по управлению кредитной организацией либо после такой даты, может быть признана недействительной по заявлению руководителя такой администрации.

Но, куда любопытнее аргументы, которые обусловлены именно банковской спецификой. Согласно определению суда, «в условиях, когда Банк является фактически неплатёжеспособным, не исполняет обязательства перед своими клиентами, в том числе не исполняет платёжные поручения плательщиков в связи с недостаточностью денежных средств на корреспондентском счёте, остатки на счетах в самом Банке перестают быть реальными деньгами, а становятся лишь записями на счетах, обозначающими размер обязательств банка, возникших из договора банковского вклада (счета)».

Таким образом, денежные средства на счетах клиентов такого Банка утрачивают важнейшее свойство денег – оборотоспособность. То есть, в кредитной организации технически могут совершаться любые операции, однако они не влекут ни экономических, ни правовых последствий.

В качестве подтверждения такой необычной точки зрения судья сослалась на Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 июля 2001 года № 138-0, Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 марта 2007 года №3077/07.

В итоге суд постановил – признать операции недействительными, НОПРИЗ должен вернуть банку деньги и впредь считаться одним из кредиторов.

Несомненно, что эти аргументы открывают широкое поле для анализа профессиональных юристов, в том числе и работающих в системе саморегулирования. Однако, чисто по-человечески, выводы выглядят как-то странно. Откуда может вполне добросовестный клиент знать, что его банк со дня на день почиет в бозе? Не будешь же требовать у них внутреннюю отчётность – не дадут, ссылаясь на банковскую тайну, да и увидишь – мало что в них поймёшь. Поди, узнай, «являются ли денежные средства на счетах в таком банке реальными деньгами» или мошенники-банкиры уже не первый год занимаются приписками и неприкрытым воровством. Например, та же банковская группа «Лайф» господина Мотылёва до своего внезапного банкротства считалась весьма респектабельным учреждением, входя отдельными банками даже в ТОП-50. Пока не лишат лицензии – не узнаешь, а потом уже поздно будет. Таким образом, банки превращаются в чёрные дыры, где бесследно тают средства и откуда вернуть что-то практически невозможно.

Учтём и другое. Со столь решительной политикой мегарегулятора по зачистке банковского сектора, резервы АСВ тают более чем стремительно. Понятно, что в первую очередь Агентство заинтересовано в том, чтобы защитить интересы физических лиц с небольшими вкладами. Тысяча разгневанных вкладчиков среди населения вызовет куда больший общественный резонанс, чем две-три крупные компании, лишившиеся депозитов. Социальная напряжённость никому в стране не нужна. Отсюда понятна политика по возвращению крупных сумм любыми путями. Не исключено, что и суды будут входит в положение АСВ, имея в виду данные соображения.

Только недавно в неприятную ситуацию попал НОСТРОЙ, после того, как в банке «Российский кредит» застряло более 300 миллионов членских взносов. Теперь вот и НОПРИЗ попал под удар банковского кризиса, хотя речь и идёт о гораздо меньшей сумме. Что уж тут говорить про обычные СРО и строительные организации! Пока, невзирая на всю деловую аналитику и прогнозы, процессы в российской банковской системе больше напоминают стихийное бедствие, под ударом которого может оказаться каждый…

Мы продолжаем следить за влиянием банковского кризиса на саморегулирование.

Ваш ЗаНоСтрой.РФ

Определение Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-35432/14


Войдите, чтобы оставить комментарий.
Что Вы думаете о судьбе законопроекта по частичной оплате ЧВ Нацобъединениям за счёт доходов от размещения КФ?
Последние комментарии