Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

/ Новости / 2015 / 02 / 12 /
Опубликовано: 12 февраля 2015 в 11:49
41    4837

Михаил Богданов: Цирк продолжается – на арене три брата-близнеца НОП, НОИЗ и НОПРИЗ

Сегодня, 12 февраля, в рамках IV Российского инвестиционно-строительного форума (РИСФ-2015), проходящего в столичном выставочном комплексе «Гостиный Двор» состоится Окружная конференция членов Национального объединения изыскателей и проектировщиков по городу Москве. Накануне этого события мы получили статью президента Координационного совета СРО «АИИС» Михаила Богданова, в которой он даёт довольно жёсткие оценки существующему положению дел в саморегулировании и делится своими прогнозами относительно будущего.

Цирк строительного саморегулирования продолжается. Неверно выбранная в 2008 году модель саморегулирования в строительной отрасли оказалась неработоспособной и неэффективной уже с момента своего создания. И если там и проходят разные незначительные преобразования или реформируются некоторые внутренние процессы, то они не меняют сути происходящего.

А суть состоит в том, что государство заменило совершенно неработающее, но в целом необременительное для строителей и безобидное государственное лицензирование, на также совершенно неработающее, но дорогостоящее нечто, создающее явные административные издержки и агрессивное в своих административных проявлениях. Смысл замены свёлся к продаже предпринимателями от саморегулирования неких бумажек, которые раньше назывались лицензиями, под новым современным названием «допуск». Эту странную систему по продаже «допусков» решили назвать «саморегулированием», хотя сами механизмы, которые были описаны законодателем в Градостроительном кодексе, заведомо не могли создать ничего, кроме коммерческой системы продажи бесполезных бумажек.

Эту нерациональную с точки зрения российской экономики систему, увеличивающую транзакционные издержки для субъектов строительного бизнеса, законодатели решили дополнить ещё одним, также, по сути, коммерческим уровнем «общественной» организации строительной отрасли – Национальными объединениями с обязательным членством для саморегулируемых организаций. «Саморегуляторы» получили право собирать деньги со строителей, изыскателей, проектировщиков, но при этом должны были платить оброк общественным чиновникам, возглавляющим Национальные объединения.

Уже при принятии законодателями решения о том, что первичным объектом саморегулирования будут юридические лица, а не физические лица – носители профессиональных знаний, было понятно, что это не будет работать. В этой ситуации создание небольших «крепостных владений» Национальных объединений, созданных, для «кормления» их президентов, также было обречено на провал. Ибо в современном мире «крепостные» системы организации профессионального сообщества заведомо обречены на отторжение.

При этом, если недостатки саморегулирования в строительстве на уровне саморегулируемых организаций вызывают дискомфорт только у государства и пока ещё разрозненных субъектов предпринимательства, недостатки в деятельности Национальных объединений оказались встречены гораздо более активными и нарастающими во времени протестами. Это было обусловлено тем, что для выражения протестных настроений на уровне Нацобъединений достаточно было со-организоваться нескольким десяткам руководителей саморегулируемых организаций, что было заведомо легче, чем скоординировать неопределённо большую совокупность предпринимателей в строительстве.

Последовательность событий, всё более активное нарастание напряжения в профессиональном сообществе строителей, подтверждают этот тезис. Конфликты интересов, прежде всего, начали проявляться в самом небольшом по размеру Национальном объединении саморегулируемых организаций изыскателей (НОИЗ). Первые два года его существования, НОИЗу активно противостояло НП «Ассоциация Инженерные изыскания в строительстве» («АИИС»), самое крупное изыскательское СРО, объединяющее около 2000 организаций.

Причина этого раннего противостояния становится понятна, если вспомнить, что «АИИС» была создана «по инициативе снизу» изыскателями ещё в 2006 году и именно для того, чтобы начать формирование реально работающей системы саморегулирования в инженерных изысканиях в строительстве. Когда появилось «саморегулирование в строительстве» и НОИЗ, действия АИИС и были направлены на то, чтобы заведомо неработающие решения были откорректированы и последствия ошибок законодателей были минимизированы. Тем не менее, основная часть членов НОИЗ, не привыкшая перечить человеку с властными полномочиями, психологически ещё не была готова открыто сказать, глядя на голого короля, что он гол.

Это потребовало ещё несколько лет конфликтов, в которых «АИИС» уже не принимала участие, чтобы подавляющее большинство членов НОИЗ восстало против маленького крепостного царства, в котором они оказались на правах бесправных крепостных, имеющих лишь одно предназначение, одну судьбу, одну обязанность – платить деньги тем, кто успел себя назвать их отраслевой властью. Именно то, что в НОИЗ состояло всего около 40 СРО, которым легче было организовать единый фронт, позволил начаться процессам перемен в НОИЗ до того, как это добралось до проектировщиков и строителей.

В это время «АИИС» уже выступила с предложением о том, чтобы превратить НОИЗ фактически в организацию с добровольным членством, уменьшив взносы до 30.000 рублей в год с одной СРО и уволив весь Аппарат НОИЗ, за исключением формально избранного президента. Это позволило бы, формально выполняя требование закона, параллельно создать на самом деле добровольное Национальное объединение изыскателей. Это предложение было полностью проигнорировано оппозиционным большинством НОИЗ, и к нему вернулись уже только после того, когда государственная власть, в попытке снять конфликт в НОИЗ и взять в целом ситуацию в саморегулировании в строительстве под контроль, совершила ещё одну, очередную ошибку, объединив НОИЗ и Национальное объединение проектировщиков (НОП).

До этого в одной из своих статей, описывая демонстрируемую его руководством «демократичность» при выборе президента НОИЗ, я ввёл словосочетание «балаган НОИЗ». Объединение неправильно задуманного НОИЗ, в котором уже начались острые конфликты, с неправильно задуманным НОП, в котором конфликты только начали зарождаться и должны были проявиться в полной силе только через год или два, привело к созданию полностью повторяющего своей неправильностью НОИЗ и НОП Национального объединения изыскателей и проектировщиков (НОПРИЗ). Ничего нового. НОПРИЗ даже не назовешь новым, которое является хорошо забытым старым – старые ошибки НОИЗ и НОП ещё никто даже не успел забыть, как их перенесли в НОПРИЗ, добавив ещё проблему с объединением в нём разных профессий – изыскателей и проектировщиков, смежных специалистов, но очень сильно отличающихся по своим профессиональным знаниям.

Ситуацию в НОПРИЗ явно усугубит ещё несколько факторов, которые нельзя не учитывать. Прежде всего, изыскательские СРО, уже наработавшие опыт боёв в саморегулировании в НОИЗ, пришли «с оружием» в НОПРИЗ. Они готовы сражаться, и руководству НОПРИЗ будет достаточно сложно подкупить их всех деньгами и должностями, хотя такие попытки, несомненно, будут. Руководство НОПРИЗ, несомненно, станет активно запугивать своих членов, но, если они не начнут вскоре лишать СРО статуса и отбирать под своё управление их компенсационные фонды, ими будут недовольны начальники в Минстрое, которым надо показать, что саморегулирование в строительстве, которые все до них проваливали, вот как раз они смогут исправить.

Но, учитывая совершённую бессмысленность выбранного ими курса, которую руководство Минстроя явно ещё не понимает, уничтожение своих членов приведёт к активным восстаниям членов НОПРИЗ. Этому, скорее всего, будет способствовать стремление руководства НОПРИЗ платить себе как можно больше денег – опыт Национального объединения строителей (НОСТРОЙ), где президент вроде демократично существующего объединения получает, как мы знаем из публикаций на сайте ЗаНоСтрой.РФ, 2.000.000 рублей в месяц, а бывший президент, передавший ему кресло, «только» полмиллиона ежемесячно. Подобное поведение «общественных» чиновников мы ожидаем и в НОПРИЗ. Таким образом, острые и острейшие противостояния в НОПРИЗ в обозримом будущем неизбежны.

Уже сегодня можно сказать, к чему приведут эти зарождающиеся конфликты в НОПРИЗ. Это также не сложно, как просто было предсказать несколько лет назад прекращение существования НОИЗ. Сейчас возможны три варианта развития ситуации.

Первый, маловероятный, в случае осознания руководителями СРО бессмысленности всех иных решений, это установление членских взносов в НОПРИЗ на уровне 10 000 рублей в год с одной СРО, – независимо от количества членов, увольнение (непринятие на работу) всех сотрудников Аппарата, избрание формально существующего, но гарантировано бездействующего президента НОПРИЗ и параллельное создание двух добровольных объединений СРО – добровольное Объединение изыскателей и добровольное Объединение проектировщиков, то есть тех структур, объединяющих СРО, которые совершенно необходимы.

Второй вариант, более вероятный, чем первый. Это грядущее объединение федеральной властью НОПРИЗ и НОСТРОЙ, в попытке снять уже сейчас зарождающийся в НОПРИЗ конфликт тем же способом, как это было сделано в случае с НОИЗ. Это приведёт ещё через некоторое время к прекращению деятельности НОСТРОЙ. Его членам нужно будет некоторое время, чтобы сформировать новый единый фронт против навязанных им властью начальников.

Третий вариант, наиболее вероятный на сегодняшний день, это грядущий отказ от всего так называемого саморегулирования в строительстве с переходом к лицензированию по модели управляющих компаний в ЖКХ – скорее всего, с выдачей лицензий на уровне субъектов Российской Федерации. Создание ЕврАзЭС, предусматривающего единые подходы к допуску на рынок, может быть при этом использовано в качестве формального предлога для такого перехода, чтобы государственной власти не пришлось признавать сделанные ошибки при создании системы квазисаморегулирования в строительстве.

Несомненно интересно, что основная часть людей, принимающих участие в мероприятиях создаваемого НОПРИЗ, явно больше опасаются отзыва статуса своей СРО, чем развития ситуации по третьему варианту, хотя именно это уже почти неизбежно. Они боятся говорить то, что думают, готовы голосовать так, как им скажет тот человек, которого на сегодняшний день они считают властью. Они боятся власть, не понимая того, что их бездействие в борьбе с ошибками власти приведёт к развитию ситуации именно по третьему варианту, и при этом весь их бизнес на саморегулировании прекратится. Несложное описание подхода, который имело бы смысл использовать голосующим за любое предложение отраслевой власти – если они хотят сохранить свою оплачиваемую деятельность во имя своих членов, они должны на самом деле поступать так, как надо их членам. Другого пути нет.

Что делать в этой ситуации, исконный русский вопрос. Ответ понятен – идти вторым путём, не боятся этого. В качестве промежуточного решения возможно принятие Съездом НОПРИЗ, после его регистрации, решения о том, что всё его нынешнее руководство, которое, по моему мнению, уже начало обманывать своих членов, сменив мягкую риторику и слова про временный Совет на пояснения о том, что все, кто выбран в Совет, выбраны уже на постоянной основе, что все документы НОПРИЗ будут непременно визироваться в министерстве и прочие «мелочи», это руководство должно покинуть руководящие органы НОПРИЗ. Из него должны уйти: Михаил Посохин, Анвар Шамузафаров, Юрий Рейльян, Алексей Русских. Должны быть отменены фильтры в виде Окружных конференций, минимизированы взносы.

Это промежуточный вариант, близкий ко второму, но он также маловероятен, впрочем, как и первый. Так что всем зрителям цирка НОИЗ имеет смысл приготовиться к новому представлению. В течение чуть более или чуть менее длительного времени Вы будете совершенно бесплатно наблюдать цирк НОИЗ, НОП и НОПРИЗ. Эти клоуны-близнецы, братья, ещё поразвлекают всех перед возвратом к лицензированию. Перед тем, как будет выключен свет на арене «саморегулирования».

Это тот путь, то будущее, которое «светит нам» при пассивности профессионального сообщества. То, что переход к лицензированию в этом случае неизбежен, это можно утверждать также уверенно, как пять лет назад мы говорили о неизбежности уничтожения НОИЗ. А потом, через некоторое время, через года, саморегулирование в строительстве появится вновь – ни одна другая форма организации профессионального сообщества не сможет его заменить. Но это будет уже саморегулирование, не «саморегулирование»…

ОТ РЕДАКЦИИ. Такова точка зрения господина Богданова. А что думаете по этому поводу Вы, уважаемые читатели и профессионалы строительного саморегулирования? Ждём Ваших комментариев на нашем форуме!

Ваш ЗаНоСтрой.РФ


Войдите, чтобы оставить комментарий.
В каком объёме, на Ваш взгляд, будут возвращены займы в компфонды ОДО?
Последние комментарии