Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

/ Новости / 2015 / 01 / 22 /
Опубликовано: 22 января 2015 в 14:01
71    5515

Миф о «слиянии» или Как изыскатели шкуру неубитого медведя делили

Вчера, 21 января, мы опубликовали  материал «Дежа вю междусобойчиков а-ля Павел Клепиков или «Декабристы – 2» и пообещали узнать подробности о тайной встрече изыскателей на Авиамоторной. И о чудеса! Полку наших таинственных авторов прибавление. Новый эксперт-инкогнито пожелал взять псевдоним Обеспокоенный Изыскатель. Передаём ему слово.
 
«Открытие совещания саморегулируемых изыскательских организаций, собранное подальше от любопытных глаз командой лидера антикушнировского восстания в НОИЗ Павла Клепикова задерживалось уже более чем на полчаса. Открыться вовремя не удалось не по причине того, что большинство делегатов с трудом нашло хитроспрятанную «переговорную комнату №5» бизнес-парка «Авиа-плаза», как она называлась в приглашениях. Нет. Причина была в ином.

Организаторы, нервно теребя мобильники и постоянно терзая незримых абонентов вопросом «Ну вы уже обратно едете, или как?» ждали главных гостей. Гостей из Питера. Гости в лице главного специалиста по всем структурам изыскательских Нацобъединений Евгения Тарелкина, авторитетного руководителя «БСК» Владимира Быкова и бывшего всемогущего руководителя Аппарата НОП, а ныне лица с неподтверждённым высшим образованием Антона Мороза запаздывали.
Запаздывали, так как ехать на «Сапсанах» прибывающих в столицу в 10.20, на которых прибыли их коллеги-изыскатели поскромнее, не соизволили. А соизволили приехать попозже, прибыв на совещание, заявленное на 11 утра только без четверти полдень.

Тем временем организаторы, излучая всяческое радушие и единство общим изыскательским идеалам, развлекали прибывших представителей СРО, поили кофеем с пирожками и всячески делали вид, что от прошло- и позапрошлогодних баталий, фактически и приведших к поглощению НОИЗа проектировщиками и следа не осталось.

Но вот большие гости прибыли, чинно расселись по местам, и Павел Клепиков торжественно открыл совещание, сообщив, что на мероприятии присутствуют представители 32 изыскательских СРО (из 40). При этом, по его словам, четырём – пяти СРО дали свои доверенности, так как с ними всё обговорено, и они согласны. С чем они были заранее согласны и как четыре – пять превратились в порядка 15 (судя по количеству «мандатов» выдаваемых участникам при регистрации) – осталось за кадром.
Тем не менее, уровень представительства был высоким. Присутствовали не только представители СРО объединённой группы Клепикова-Тарелкина-Быкова, но и представитель изыскательских организаций Сергея Афанасьева (с букетом мандатов), два (!) представителя «Центризысканий» Леонида Кушнира и даже представительница отрицающего любые обязательные Нацобъединения «АИИС» Михаила Богданова.

Получив не только салатовый «мандат», но и увесистую сшивку документов, делегаты по руководством лучащегося мудростью Павла Вениаминовича принялись обсуждать повестку дня.

Основная часть повестки была немудрёная – как имея в количественном отношении 17 процентов голосов на Съезде НОПРИЗ, получить максимум голосов в Совете, который, судя по выданному проекту Устава, теперь будет сидеть на полном довольствии и окладе. То есть теперь, руководству Нацобъединения даже не придётся мучиться с освоением средств, придумывать разработку разных программы, стандартов и тому подобным. Можно будет всё попилить законно – на вознаграждение за тяжёлую работу во благо проектно-изыскательской публики (за её счёт, разумеется).

Но, извините, мы отвлеклись. Вернёмся к рассказу о судьбоносном обсуждении.
Ведущий совещание Павел Клепиков, видимо ещё до совещания обнаружив, что в предлагаемом Уставе НОПРИЗ не прописано отдельно ни слова об изыскателях, следовательно, они неизбежно растворятся в массе проектировщиков, предложил рассмотреть вопрос о квотах. Квотах, которые (не совсем ясно на основании чего) должны гарантировать полноценное представительство изыскательского сообщества в органах НОПРИЗ.

Как-то незаметно все решили, что минимально возможное число мест в Совете, которые должны получить изыскатели должно быть не менее семи. Были, правда, высказывания и о минимуме в 10 членов Совета для изыскателей, и о блокпакете для них в будущем коллегиальном органе Нацобъединения. Однако большинство всё же сошлось, что наиболее обоснована цифра 7. С какого перепугу, проектировщики должны будут отдать 17 процентов изыскателей 25 процентов мест в Совете (30 членов минус минимум 2 от органов госвласти) как-то осталось за кадром. С другой стороны, хорошо хоть не приняли предложение про десять, то есть претензию на 36 процентов.

Попытавшийся выступить с разъяснениями Антон Мороз вообще всех окончательно запутал, выделяя по округам (а ведь именно Окружные конференции по проекту Устава будут и уже собираются выдвигать кандидатов в Совет) чисто проектные, чисто изыскательские и «смешанные» СРО и высчитывая на сколько мест по квотам они смогут претендовать. После бурного обсуждения, решили «смешанные», то есть те, где имеются и проектная и изыскательская организация СРО, разделить, так как чисто изыскательских оставалось до неприличия мало.

Следующим шагом стала выработка механизма реализации таких квот. В результате «родили» предложение образовать межрегиональный изыскательский округ (по аналогии с остальными Окружными конференциями), куда отнести все изыскательские СРО, где, соответственно, и выбрать кандидатов в члены Совета НОПРИЗ. Правда, механизм внесения этого понятия в Устав и регламент остался неясен.

Общим результатом дискуссии стало поголовное голосование за квотирование минимум семи мест в Совете за изыскателями, по этой причине ещё более экзотические предложения – «от семи до десяти» и «не менее десяти членов» на голосование решили всё же не ставить.

По итогам обсуждения образовали рабочую группу по выработки изменений в Устав и прочие документы в лице Николая Алексеенко, Антона Мороза и Никиты Самусевича и довольные справедливым дележом шкуры неубитого медведя перешли к обсуждению непосредственно самого проекта Устава.

Для выступления по этому важнейшему вопросу Павел Клепиков передал слово Евгению Тарелкину, слывущему главным специалистом по структуре Нацобъединений, чей могучий доклад так поразил умы присутствующих на позапрошлогоднем декабрьском Съезде НОИЗ, окончательно закрепившем двоевластие и приведшем изыскателей к разбитому корыту. Евгений Петрович, отделавшись самыми общими фразами быстро передал слово рвущемуся в бой Антону Морозу, действительно владеющему фактологией, и обещал изложить свои конкретные предложения позже, после общего обсуждения. Надо ли говорить, что никаких перлов от великого реформатора присутствующие так и не дождались ни потом, ни когда либо ещё.
Чувствовавший себя полгода назад уже новым президентом НОП, а затем изящно и бесповоротно обыгранный Михаилом Посохиным Антон Михайлович начал свой доклад по Уставу с обращения внимания на три принципиальные вещи, которых допустить нельзя.

Первое – это отсутствие подотчётности президента Нацобъединения, в том числе и по финансовым вопросам кому-либо, что недопустимо. Второе – заложенная в Устав возможность для Ревизионной комиссии НОПРИЗ запрашивать у СРО любые документы, относящиеся к их деятельности, и при непредставлении инициировать процесс исключения из реестра, что противоречит как законодательству, так и здравому смыслу, так как функции у Ревизионной комиссии совершенно иные. Третье – предлагаемое положение об избрании координатора НОПРИЗ по федеральному округу на основе представления президента Нацобъединения, что также необходимо заменить на рекомендацию президента, так как решающее слово всё же должно оставаться за саморегулируемыми организациями округа.

Даже бегло изучившие Устав не могли не заметить там бросающейся в глаза записи о том, что и президентом и членом Совета НОПРИЗ может быть избрано только лицо, имеющее высшее образование и не менее десяти лет стажа, однако Антон Мороз, по кому этот колокол и звучал, на эту несуразицу внимание, понятно, не акцентировал.

Дальнейшее обсуждение Устава вылилось в малозначительные реплики, и присутствующие решили направить все предложения в избранную рабочую группу, чтобы она их учла, согласовала с юристами и вынесла как консолидированные поправки от изыскателей.

Незаметно для присутствующих, совещание подошло к своей кульминации, к тому, ради чего организаторы раздавали красивые «мандаты», собирали максимальное представительство СРО, а также играли роль «предводителей» единого изыскательского сообщества. Дело подошло к дележу будущего пирога, скромно обозванному «рекомендациями в кандидаты члены Совета». Понятно, что в дальнейшем, группа Павла Клепикова попытается представить данное «голосование» как полномочные выборы кандидатов в Совет НОПРИЗ от изыскателей.

Чтобы избавиться от неясностей и кривотолков, Павел Вениаминович сразу же «разъяснил» присутствующим, что все разговоры, о том, что он избран в какой-то «временный» Совет НОПРИЗ до будущего Съезда, на котором и должны произойти настоящие выборы, суть есть подлые инсинуации против его самого и всех изыскателей. Мол, он и Анвар Шамузафаров обсудили с юристами НОПРИЗа этот вопрос и сошлись на установке, что они уже избраны с полноценный Совет и по-настоящему, поэтому их кандидатуры уже и рассматривать не нужно. Неизвестно, как юристы, но Павел Клепиков с Анваром Шамухамедовичем на этом сошлись точно, тут сомнений быть не может.

Таким образом, пояснив изыскательском массе, кто тут за главного, господин Клепиков перешёл в процедуре «рекомендаций» по округам, постоянно апеллируя ко всему сообществу, к общим интересам, к единой команде изыскателей и прочей лапше на уши. Собственно, практически до самого конца это и не вызывало никаких разногласий, так как, во-первых, кроме единомышленников группы Клепиков-Тарелкин-Быков остальные были, видимо, не готовы к такому повороту событий, во-вторых, кандидатуры особых претензий не вызывали. Несколько, правда, покоробила попытка «рекомендовать» в Совет Татьяну Хлебникову, уже вошедшую на Съезде в состав Ревизионной комиссии, но вопрос замяли. Даже представителя кушнировского СРО «Центризыскания» Александра Чайкина, заявившего, что его выдвинут по ЦФО от другой СРО Павел Клепиков не только предложил поддержать, но и всячески расхваливал как здравомыслящего представителя «ЦИЗ», с которым всегда приятно работать и можно найти общий язык. Таким образом, все «голосования» шли без сучка и задоринки, и ничто не предвещало взрыва.

Первые предвестники прозвучали, когда предпоследним по счёту стали обсуждать кандидатов по СЗФО. Выдвинув своего старого «подельника» Евгения Тарелкина, Павел Клепиков попытался выяснить, кто будет представителем БСК, чтобы его тоже включить в список. Однако и Владимир Быков, и остальные представители его группы, вежливо, но твёрдо поставили несостоявшегося главу НОИЗ на место, сказав, что они ещё не определились и выдвинут кандидатуры только на Окружной конференции. Как компания господина Клепикова не пыталась склонить питерцев к выставлению кандидатур – те упрямо стояли на своём, своим видом показывая, что есть соображения поважнее.

Кульминация же произошла при обсуждении кандидатур по Москве. Если первые кандидатуры Николая Алексеенко (СРО ««Объединение изыскательских организаций транспортного комплекса») и Алексея Журбина (СРО «РОДОС») получали полную поддержку и активное одобрение ведущего, то предложение СРО «ЦИЗ» рекомендовать в Совет Андрея Антипова (в 2012 – 2014 годах председателя Москомархитектуры) вызвало у него бурную реакцию негодования.

Устроив господину Антипову настоящую обструкцию, Павел Клепиков потребовал того разъяснить, какое он отношение имеет к многочисленным материалам, полным инсинуаций на себя, родимого, и его коллег, в которых также утверждается, что Андрей Антипов – это уже согласованный на всех уровнях, вплоть до министра, кандидат на пост вице-президента НОПРИЗ от изыскателей и наследник Леонида Кушнира. Пояснения господина Антипова, что он видел только материал Леонида Кушнира на сайте ЗаНоСтрой.РФ от 20 января, рычагов влияния на Леонида Григорьевича у него нет, а вопрос наследования иллюстрирует заседание Совета СРО «Центризыскания», где из трёх предложенных кандидатур в Совет НОПРИЗ были выбраны он с Чайкиным, а Кушнира прокатили, команда Клепикова и слушать не хотела. Громко выражая негодование постоянными интригами и поклёпами различных кляузников, они требовали оградить изыскательское сообщество от таких «наследников» Леонида Кушнира, видимо, ожидая публичного отречения и покаяния Андрея Антипова. Однако тот был явно ошарашен таким поворотом дела, публично каяться и отрекаться неясно от чего был не готов, в результате чего получил всего шесть голосов в поддержку.

На этом значимая повестка дня была исчерпана, был объявлен перерыв, во время которого почти половина представителей СРО тихо рассосалась.

Таким образом, мы увидели тщательно подготовленную объединенной группой бывшей антикушнирской оппозиции Клепикова-Тарелкина-Быкова конференцию, которая должна была сформировать их имидж как главных радетелей за общее изыскательское дело и дать им почти все голоса изыскателей в грядущих разборках на Съезде НОПРИЗ. Если бы не досадные промахи, а особенно срыв на фигуре господина Антипова, мифотворчество возможно и удалось бы.

Теперь же даже ленивый задумается – общеизыскательсткие ли интересы движут этими господами, или личные амбиции? Не несут ли они в создаваемый НОПРИЗ свои привычки, привычки вечной беспардонной и бескомпромиссной войны за личный карьерный интерес? Войны, которая уже уничтожила одно Национальное объединение и может продолжится в недрах новой, ещё не окрепшей и сформировавшейся структуры?

С уважением,
Обеспокоенный Изыскатель».
 
ОТ РЕДАКЦИИ. Мы как всегда напоминаем, что публикуем почти без купюр мнения наших таинственных авторов, с которых не имеем право снять маску без их согласия. Соглашаться с ними или нет – это уже Ваше дело, уважаемые читатели и профессионалы строительного саморегулирования. Ждём Ваших комментариев на нашем форуме!
Ваш ЗаНоСтрой.РФ


Войдите, чтобы оставить комментарий.
Как Вы считаете, юристы НОСТРОЙ умышленно ищут поводы, чтобы освоить многомиллионную Смету?
Последние комментарии