Распечатано с портала ЗаНоСтрой.РФ (zanostroy.ru)

/ Новости / 2014 / 07 / 16 /
Опубликовано: 16 июля 2014 в 09:41
0    2725

Михаил Богданов: Не исключаю, что меня могут убить или посадить в тюрьму по удивительному поводу

Мы уже не раз рассказывали о ситуации в подведомственном Министерству строительству и жилищно-коммунальному хозяйству РФ ОАО «Производственный и научно-исследовательский институт по инженерным изысканиям в строительстве» (ОАО «ПНИИИС»). Первой публикацией на эту тему была  статья «Битвы изыскателей или Кто приложил руку к увольнению Михаила Богданова?». После каждого материала на форуме начиналась бурная дискуссия, которая раскалывала участников обсуждения на два противоборствующих лагеря. В одном из комментариев прозвучало предложение: чего, мол, сам господин Богданов не выступит, взял бы да и рассказал, как дело было.

Мы связались с Михаилом Игоревичем и попросили высказать мнение и о своём увольнении, и о  переходе ОАО «ПНИИИС» из одной саморегулируемой организации  («АИИС») в другую («Центризыскания»). Передаём слово Михаилу Богданову.

«На мой взгляд (подчеркну, это оценочное суждение), моё увольнение из ОАО «ПНИИИС» было организовано Леонидом Кушниром и некоторыми его единомышленниками из Москвы и Красноярска, у которых вызывало дикое раздражение ведение нами технического надзора за качеством инженерных изысканий. Когда за вами надзирают и контролируют, воровать сложно или невозможно.

В ОАО «ПНИИИС» был назначен директор Владимир Сёмочкин в возрасте 68 лет, который не имеет никакого отношения к инженерным изысканиям и его основным активом для работы в институте являются, скорее всего, только товарищеские отношения с первым заместителем министра строительства и ЖКХ РФ Леонидом Ставицким. Надо понимать, что Ставицкий был мэром небольшого городка с примерно 12.000 жителей и очень-очень дорогой землей. Скорее всего, Леонид Ставицкий и Владимир Сёмочкин просто не представляли себе, переходя на уровень страны, что должность сама по себе не даёт деньги и не делает за тебя работу, что деньги институт должен зарабатывать в тяжёлом труде. Да, ещё немаловажно, что надо знать, как зарабатывать деньги. Надо иметь профессиональные знания.

Скорее всего была иллюзия, что если есть научный институт, в него идут люди и несут деньги. Сами. Нечто вроде налогов и взносов в Нацобъединения. И величаво директор принимает решения, кому и сколько дать денег из могучего самоизливающегося потока – этому дам побольше, он хороший. Этому – поменьше, он вчера на планерке возражал. А этому вообще не дам, не нравится!

На самом деле организация должна зарабатывать себе деньги, и, как ни странно это может звучать для профессиональных чиновников, для этого нужны на самом деле профессиональные знания. Удивительные вещи рассказываю, не правда ли?

Когда Владимир Сёмочкин пришёл в институт, то вся моя команда, вся полностью, уволилась. Это тоже удивительно для первого замминистра и его назначенца, но мы свободные люди и мы работаем там и с теми, с кем хотим.

За два месяца из института уволилось около 50 человек сотрудников. Не платятся в опустевшем институте налоги, отчисления в фонды, уволившимся сотрудникам не выплачиваются даже при увольнении начисленные зарплаты и компенсации за неиспользованные договора. Нарушается Трудовой кодекс. Денег нет. Пришло 10 миллионов рублей аванса по договору, который был заключен при мне. Пришло ещё 7 миллионов рублей за работы, которые были выполнены при мне. На этом заработки института при Владимире Сёмочкине практически завершаются. Он и его окружение ещё умудряются удивляться, что я будучи уволенным прекратил своё научное руководство по ряду договоров. Забавно.

При мне институт в год выполнял работ примерно на 250 миллионов рублей. Иными словами, каждый месяц надо было найти и выполнить работ на 20 миллионов рублей. Если 20 миллионов в месяц нет, это было грустно. У института высокие постоянные расходы, только на филиалы и технический персонал в месяц уходит более 2 миллионов рублей. Мне приходилось всё время пахать на институт, директорская должность была не неким правом на оплаченный отдых в кабинете. Как они будут выживать без заказов и без специалистов, которые ушли со мной, не знаю и знать не хочу. Не я принял решение об увольнении себя.

У нас в ООО «ПНИИИС», которое мы создали, есть работа, есть заказы, наши заказчики с нами, они хотят, чтобы мы продолжали выполнять работу, приходят новые заказчики. Скорее всего, это вызывает дикую ярость у вновь пришедшей команды. Они не могут понять, почему сотрудники ушли, как посмели и почему продолжают уходить к нам, хотя нового директора рекомендовал сам первый заместитель министра Ставицкий?!

Скорее всего, они боятся проверок «АИИС», поскольку велика вероятность того, что при имеющемся составе сотрудников допуск, выданный ОАО «ПНИИИС», был бы отозван. Соответственно, они и решили уйти к Леониду Кушниру и младокушниру Владимиру Пасканному в НП СРО «Центризыскания». В поисках тихой гавани для измученной души отсутствием договоров?

Мне это, повторяю, уже не интересно. Занят работой, нашим дружным коллективом ООО «ПНИИИС». Сотрудники из ОАО «ПНИИИС» продолжат увольняться и дальше, это говорю наверняка. Я подал в суд иск, поскольку они пытаются не отдать мне деньги, которые должны выплатить при увольнении, причём делает это Владимир Сёмочкин с нарушением закона.

Повторяю, Владимир Сёмочкин нарушил федеральное законодательство при моём увольнении. Если он считает, что я сказал неправду и нарушил его права, он может подать на меня иск в суд с требованием защитить его честь и достоинство от моего высказывания, если оно не соответствует действительности. Я его даже призываю к этому. Отстаивайте свою честь, если я говорю неправду о том, что вы нарушаете федеральное законодательство.
Сёмочкин сейчас готовит помещения института к сдаче в аренду. Арендный бизнес для ОАО «ПНИИИС». У нас постоянно есть там и глаза и уши, и мы получаем ежедневную информацию о происходящем. Об этом говорю совершенно спокойно, поскольку им всё равно не вычислить всех наших. Если вычислят одних, они перейдут в ООО, останутся другие. Воевать с нами бесполезно. Это всё равно, что воевать во Вьетнаме. Вьетнамцев не победить. Американцы это не понимали. Здесь тот же случай. Мы боеспособны. Мы не хотели воевать, мы подверглись нападению (требование о замене директора без каких-либо оснований и проверок, в опровержение своей же позиции) со стороны Минстроя РФ, которое ничем не было обосновано, отсутствовали какие-либо объективные причины для увольнения директора института, при котором 10 лет институт спокойно работал.

Мебель уже вынесена в коридоры, предполагаемые арендаторы осматривают помещения, сотрудников перемещают и уплотняют. С суровым видом по зданию ходит девушка Гаяне, руководящая некими процессами. Готовят к распродаже автотехнику института, рассматривают продажу земли филиала института в Сочи, 3,5 гектара в Курортном городке. Новый бизнес для ОАО «ПНИИИС». Мне только жаль, что такой низкий уровень управления в Министерстве строительства и ЖКХ РФ нам приходится наблюдать. Насколько я знаю, такие эмоции сегодняшний Минстрой вызывает не только у меня, но и на гораздо более высоком уровне. Посмотрим, как будут развиваться события.
Да, ещё я не исключаю (хотя не утверждаю), что через некоторое время можете узнать о том, что меня убили или посадили в тюрьму по какому-нибудь удивительному поводу. Если это произойдёт, то, на мой взгляд, надо будет прорабатывать возможное отношение к этому первого заместителя министра строительства и ЖКХ РФ Леонида Ставицкого, Леонида Кушнира и его «юное подражание» Владимира Пасканного, бывшего сотрудника правоохранительных органов. Но это только мои предположения, которые я озвучиваю на предмет того, чтобы если нечто случится, искать будет легче. Тем не менее, свою точку зрения и интересы изыскателей буду продолжать отстаивать через «АИИС», через Союз изыскателей, через четыре профессиональных журнала.

Да, ещё. Мы попытались снять конфликт с Минстроем, объяснить, что их интересы как органа власти и наши, как профессионального сообщества, совпадают, и не надо концентрироваться на неприязни Ставицкого ко мне. Меня пригласили к директору правового департамента Минстроя Олегу Сперанскому, обсудили наши предложения о снятии конфликта. Договорились, что Минстрой сообщит свою позицию. За две прошедшие недели Сперанский не перезвонил, но зато перезвонили грозные проверяющие... Будут искать нарушения... Конечно же, Ставицкий отношения к этому не имеет. Просто надо проверить, просто должны... Это реакция Минстроя на предложение о снятии конфликта? Таковы мои не краткие комментарии по поводу происходящего».

 

ОТ РЕДАКЦИИ. Таково мнение Михаила Богданова. А что думаете по этому поводу Вы, уважаемые профессионалы саморегулирования? Ждём ваших комментариев.

Ваш ЗаНоСтрой.РФ

 

Предупреждение!

Этот материал является обновленной копией устаревшего. У него также могут быть комментарии в Архиве, чтобы их посмотреть перейдите по этой ссылке


Войдите, чтобы оставить комментарий.
А как, по-Вашему, какую цель преследует НОСТРОЙ в делах о  банкротствах экс-СРО?
Последние комментарии